24 заметки с тегом

мысли

Как вам наша еда?

Знаете же, иногда во всяких кафе, ресторанах и прочих общепитах официанты интересуются, понравилось ли то или иное блюдо. Причём, как показывает опыт, в ответ они готовы слышать только хвалебные слова. По крайней мере, я видел более-менее адекватную реакцию на критику только два раза.

В первый раз официант очень искренне (как будто это его вина, а не повара) извинился за белую нитку длиной в 2,5 ладони, которую зачем-то положили в куриный ролл. Во второй раз я признался, что японская редька не очень хорошо влияет на вкус. Тогда некая Анастасия чуть ли не посочувствовала. И как-то так складно это у неё получилось, что в итоге даже настроение поднялось. Талантище.

В остальных случаях как реагировать, официанты не знают. И всегда получается какая-то неудобная ситуация. Зачем тогда спрашивать? У меня, кстати, есть предположение: возможно, человек, нейтрально относящийся к еде, но вслух похваливший её, начинает лучше к ней относиться. А это лояльность к данному конкретному общепиту, бо́льшая вероятность последующего заказа этого же блюда или рекомендации его другим клиентам и прочие профиты для заведения.

Но иногда этот вопрос категорически неуместен. Например, в Organic Coffee у меня однажды поинтересовались, как мне их «сэндвич». В кавычки это слово заключено потому, что в литературном языке под сэндвичем (или сандвичем) понимается «бутерброд из двух ломтиков хлеба с какой-л. прослойкой», а не один ломтик хлеба с маслом и чем-либо ещё. В моём случае — с лососем.

«Дорогой, я тебе отрезала (купленный в магазине) хлеб, положила сверху (купленное в магазине) масло и (купленную в магазине) рыбу. Как тебе мои кулинарные способности?»

Какой, блин, вообще может быть ответ на вопрос «как вам сэндвич?» применительно вот к этому? Я честно ответил, что дорого. Имея в виду, что за такую цену (240 рублей, что ли) продавать кусок хлеба с маслом и лососем — это перебор. У официантки странно изменилось выражение лица, потому что она явно ожидала других слов: «Хм… Интересный ответ». Возникла неудобная ситуация. Чтобы как-то её сгладить, пришлось добавить: «Но вкусно. Но дорого. Но вкусно». Тогда она улыбнулась так, как хотела изначально. Но больше с подобными вопросами не обращалась. А ещё она меня запомнила, и когда зашёл к ним в следующий раз, в шутку предложила ещё раз этот «сэндвич». Но это другая история :)

В общем, мораль вот в чём: вопрос «как вам такое-то блюдо?» не всегда уместен, но если задаёте его, будьте готовы адекватно реагировать не только на хвалебные слова.

Пополам

Самая глупая ошибка в бизнесе, в особенности при учреждении общества с ограниченной ответственностью, — разделить доли пополам. Когда равные партнёры впоследствии не смогут договориться по какому-то бизнес-вопросу, то, скорее всего, ситуация уже будет патовой. Лучше этого не допускать.

Один из вариантов предупредить такое развитие событий — изменить пропорции. Например, у одного участника 51 % в уставном капитале, у второго — 49 %. Но это означает, что по общему правилу мнение последнего вообще никакого значения не имеет. А для тех случаев, когда имеет, ситуация опять оказывается патовой. Можно, конечно, компенсировать такую явную несправедливость, давая тому, кому досталось меньше голосов, больше прибыли при её распределении. Или должность гендиректора. Но это всё костыли. В спорный момент «главный» участник просто примет такое решение, которое считает нужным.

Мне недавно пришёл в голову другой способ выйти из подобной ситуации. Если страшное уже началось, то он, конечно, не поможет: думать надо было раньше. Но если пока в товарищах согласье есть, имеет смысл подумать о нём.

Суть решения в следующем: появляется ещё как минимум один «антикризисный» участник (для надёжности можно и больше), который получает n % в уставном капитале. Например, 2 % или 10 %. Остальные доли распределяются среди «основных» участников поровну. В «мирное время» эти участники голосуют от своего имени и, возможно, от имени «антикризисного» (тоже в равных пропорциях). А вот когда они не могут договориться, приходит он сам. Выслушивает стороны и отдаёт свои n % в пользу более убедительной аргументации.

Правда, тут сложность в том, чтобы найти такую третью сторону (или таких). И в том, чтобы это всё грамотно оформить. Самостоятельно вторым рекомендую не заниматься. Лучше обратиться к юристу.

*.docx

Меня бесит, когда мне присылают документ с расширением docx.

Почему я ненавижу Microsoft

С конторой, которая разработала этот формат, я стараюсь не связываться. По нескольким причинам.

Во-первых, компания Microsoft ограбила меня. В прямом смысле ограбила.

Я начал использовать какой-то платный онлайн-сервис. Причём, насколько помню, даже никакого договора, «ставя галочку здесь, факт ознакомления с которым вы подтверждаете», не было. Просто я зарегистрировался на соответствующем сайте, включил платную функцию, указал платёжные реквизиты, и ежемесячно платил деньги. Точнее говоря, они списывались автоматически (на языке права такой способ оплаты называется прямым дебетованием). Договор, конечно, был, но очень короткий.

Затем необходимость отпала, и я отключил платный сервис. А потом увидел, что деньги за его использование списались. Я отключил его ещё раз. Но и после этого они списывались один или два раза. Поскольку меня это не очень устраивало, я позвонил по телефону, написанному на сайте. Потратил… по моим ощущениям, на это ушло в совокупности несколько часов, хотя, возможно, всего лишь один час, но едва ли меньше — и таки попал на нужного специалиста. Который сказал мне (сейчас внимание!), что нужно было позвонить и сказать, что я отказываюсь от этого сервиса. И только тогда они его отключают и деньги перестают списывать.

Возникает вопрос: а зачем тогда вообще нужна процедура отключения платной функции, которой я воспользовался? Для каких ещё целей она может использоваться? Но если вы такие дегенераты, что не можете синхронизировать клиентскую службу (или как её там) с бухгалтерией, ну хотя бы напишите о том, что необходимо также позвонить по такому-то телефону и подтвердить отказ. Ничего этого не было. Поэтому я утверждаю: деньги списывались незаконно, в отсутствие правовых оснований для списания. На языке российского права это называется грабёж — открытое хищение чужого имущества. (Понятие «хищение» определено в примечании 1 к статье 158 Уголовного кодекса Российской Федерации: это совершённые с корыстной целью противоправные безвозмездное изъятие и (или) обращение чужого имущества в пользу виновного или других лиц, причинившие ущерб собственнику или иному владельцу этого имущества. Имущество в данном случае — денежные средства.) Это же мой случай.

Так что, ещё раз: компания Microsoft меня ограбила.

Разбираться я не стал, потому что по договору это должно было происходить где-то в Швейцарии. А доверять нашим правоохранительным органам такие случаи… к сожалению, они слишком некомпетентны, ни в технических, ни в юридических вопросах, чтобы нормально расследовать это преступление. Поэтому обращаться в полицию (или это была ещё милиция? не помню) я не стал.

Во-вторых, Microsoft не умеет работать с клиентами. (Не знаю, изменилось это сейчас или нет. 2 или 3 года назад это было актуально.)

Дело было так. Я купил лицензию на Microsoft Word. Официальную, чтобы пользоваться в личных целях. Скачал дистрибутив с рекомендованного ими сайта, ввёл ключ и стал использовать. Лицензия пожизненная. Но потом случилось несчастье, и компьютер перестал работать. Я купил новый, хотел и туда поставить этот самый Word. Захожу на сайт разработчика, чтобы пройти по ссылке и скачать дистрибутив — а его нет. Шарился по всему сайту — не нашёл.

Когда дозвонился до нужного специалиста (это невероятно сложно сделать! такая отвратительная внутренняя бюрократия, когда вас от одного специалиста пинают к другому неимоверное количество раз, не встречаются ни в одном, даже самом мерзком госоргане России), я таки спросил у него, где же можно взять тот злосчастный дистрибутив. Догадайтесь, что он ответил? «Не знаю». Кажется, даже предложил скачать какую-нибудь пиратскую версию. Нормально вообще?

Естественно, после всего описанного я ненавижу компанию Microsoft. Искренне желаю ей разориться: рынок не должен оставлять в живых корпорации, ведущие себя вот так. Это просто мерзкое позорище!..

Немного про docx

Следствием такого отношения к ним является то, что я стараюсь не пользоваться продуктами этой поганой конторы. Поэтому, например, использую OpenOffice. Это тот же MS Office, только бесплатный, кое в чём уступающий, но в чём-то и превосходящий оный. Самое главное отличие между ними в том, что нормальный продукт использует в качестве основного — OpenDocument Format (стандарт ISO / IEC 26300:2015), который свободно используется и в других программах и версия 1.0 которого, кстати, является стандартом и в России (см. ГОСТ Р ИСО/МЭК 26300-2010), а высер американского монополиста — формат Office Open Open XML, который, грубо говоря, больше никто и не использует.

Когда на каком-нибудь сайте для массового скачивания предлагается docx-документ, особенно если он не для чтения, а для последующей работы — владелец этого сайта тем самым показывает, что он ориентирован только на тех, кто пользуется MS Office’ом — а большинство таких людей используют его не осознанно, по собственному выбору (как я, когда приобретал лицензию на MS Word), а просто потому что вот. Потому что они не в курсе, что может быть что-то другое. Или в курсе, им по-конформистски лень с этим разбираться. На остальных ему (владельцу сайта) плевать.

2016   комильфо   мысли

Конституционная реформа

Вчера в книжном магазине «Капиталъ» (в Новосибирске) дискутировали на тему, вынесенную в заголовок. Я был в числе зрителей. Но мы тоже, конечно, участвовали: вопросы, реплики. Видеосъёмки не было. Но и не страшно: важнее не содержание разговора (почти нулевое, если честно), а сам тот факт, что он состоялся.

И вопрос-то не праздный. Конституция — главный закон России. В частности, именно там содержатся положения о наиболее важных правах и обязанностях людей. При этом этот закон далёк от совершенства.

Например, можно ли менять преамбулу к Конституции? Добавлять в неё новые главы (скажем, десятую)? По идее, на этот вопрос должна отвечать одна из статей, входящих в главу 9 этого акта. Должна, но не отвечает. Кстати, про Конституционное Собрание (которое, вообще-то говоря, уполномочено будет принимать новую конституцию!) сказано издевательски мало: кем оно созывается и основные полномочия. Может ли, например, быть так, что в его состав входят только те, кто занимал должность Президента Российской Федерации? Вполне. Или, например: только сотрудники полиции, отработавшие (или отслужившие — это же государственная служба) на территории Чеченской Республики не менее 5 лет. Идём дальше. Почему статьи, касающиеся прокуратуры, содержатся в той же главе, что и регулирующие деятельность судебной власти? (Глава 7. И ладно хоть сейчас она называется «Судебная власть и прокуратура». В исходном варианте были только первые два слова.) Или вот. В части 1 статьи 11 написано: «Государственную власть в Российской Федерации осуществляют Президент Российской Федерации, Федеральное Собрание (Совет Федерации и Государственная Дума), Правительство Российской Федерации, суды Российской Федерации». Означает ли это, что та же прокуратура Российской Федерации или Счётная палата не осуществляют государственную власть? А что такое Центральная избирательная комиссия Российской Федерации? Следственный комитет Российской Федерации? В Конституции про них вообще ни слова. Означает ли это, что их создание не влечёт юридических последствий и можно вполне легально игнорировать их существование? Ну и так далее. Есть ещё более тонкие вопросы.

Но вопрос о реформе должен начинаться не с перечисления недостатков существующей Конституции, а немного с других тезисов. Они крайне важны в контексте именно этой темы. Давайте перейдём к ним.

Во-первых, демократия функционирует нормально, если есть несколько центров сил. Под центрами сил имеются в виду (если совсем-совсем грубо) те люди, которые могут сделать гадость другим людям (которые, в свою очередь, могут сделать гадость первым) — в идеале таким образом, что им за это ничего не будет. (На самом деле, сила может быть и «позитивной», то есть состоять в возможности предоставить или не предоставить некое благо. Но «негативная» всё-таки ярче.)

Например, работники могут устроить забастовку — тогда работодатель, чтобы не терять прибыль, вынужден будет пойти на уступки. А для систематической защиты прав и вовсе может быть создан профсоюз («первичная профсоюзная организация»), который опасен тем, что (1) заведомо более организован и при этом (2) может устроить забастовку, если что-то не так. По некоторым решениям работодателя профсоюз также обладает правом совещательного голоса, а по некоторым — правом решающего (то есть может наложить «вето»), и за соблюдением этого следят Трудинспекция, прокуратура и суды. (То есть просто игнорировать это не получится.) В свою очередь, работодатель тоже обладает некоторыми возможностями и правомочиями в отношении работников. И эта взаимная способность создавать друг другу неприятности вынуждает договариваться. А значит, учитывать интересы всех.

К слову, нечто подобное может встречаться в отношениях между двумя людьми. Вот, к примеру, замечательная Оксана Пашина поделилась своей историей из жизни:
«Яся на всю маршрутку: „А помнишь, как ты хотела взорвать дом?“
Я: „Что???“
Яся: „Ну да, ты ещё сказала, что одной бомбы будет мало, надо… четыре!“
Вся маршрутка на меня внимательно посмотрела. Яся радостно расхохоталась. И добавила: „А потом прилетел дракон, дохнул огнём и дом сгорел!“».

«Опасно, — сетует в конце Оксана, — иметь ребёнка с богатым воображением».

Модель «избиратели — избираемые» строится по похожему принципу. Главная сила первых — в их количестве (при условии обязательности проведения выборов). Тот, кто, будучи избранным, работает плохо, не будет выбран в следующий раз (а в симметричных демократиях и вовсе может быть досрочно отозван). Собственно, вот и всё. Других инструментов по существу нет. (Вооружённый захват власти мы не рассматриваем. Хотя не исключаю, что его угроза есть инструмент в том смысле, что власть опасается такой возможности.) Скажем, публичные мероприятия намекают на массовость, которая может проявиться на выборах (или, если мы предполагаем, что власть боится вооружённого переворота — в таком перевороте). Поэтому большинство из них проходит не бесполезно и хоть что-то хорошее в заявленной проблеме решается.

Во-вторых, ни один закон (и Конституция тоже) не работает сам по себе. Этим занимаются люди. Которые либо соблюдают его (по внутреннему ли убеждению, или же из страха наказания — порой это неважно), либо не соблюдают. Если выполнение закона связано с какими-то сложностями, а за невыполнение ничего плохого не случится (или если за выполнение будет ещё хуже, чем за невыполнение), то, скорее всего, он будет нарушаться. Это элементарная психология.

Например, убийство. Потому ли мы его не совершаем, что это запрещено Уголовным кодексом Российской Федерации? или всё-таки есть более глубокие и веские причины? Но при этом чем руководствуются водители, которые послушно стоят, пока горит красный сигнал светофора? Казалось бы, ну несколько метров, пешеходов нет, машин нет — что ты стоишь-то? Нет, Правила дорожного движения запрещают. Зато большинство организаций (а не все ли?) откровенно или не очень — но плюёт на законодательство в области персональных данных. Одна из причин в том, что соблюдать дорого, а за нарушение максимальный штраф — 10 тысяч рублей (а для индивидуальных предпринимателей — вообще 1 тысяча рублей).

Так вот и госслужащие ведут себя так же. Поэтому…

Чтобы Конституция «работала» (вне зависимости от того, в какой степени это имеет место сейчас), необходимо, чтобы отдельные люди и общество в целом:
1) хотели её соблюдения,
2) знали, какими способами они могут требовать этого, и
3) готовы были такие способы претворять в жизнь.

На мой взгляд, у нас проблемы с первым. Людям плевать на этот документ, потому что они не воспринимают его как нечто, имеющее отношение к ним. Горячая вода и трубы, по которым она течёт, доро́ги и цены в магазинах — они вот тут, под носом. А Конституция — она, кажется, где-то там, далеко.

Но Солнце, знаете ли, тоже в 150 000 000 (в ста пятидесяти миллионах!) километров от Земли. Однако днём оно всё время рядом с нами. А не будь его — возникла бы вообще жизнь на планете? Была бы она, планета?

Выражу ту же мысль менее образно. Абсолютно все нормативные акты, которые действуют сегодня в России, берут своё начало именно в Конституции. За исключением тех конституционных норм, которые в силу своей отвлечённости не могут быть применены к конкретному человеку, она работает идеально. Например, статья 81 гласит, что ни одно лицо не может занимать должность Президента Российской Федерации больше двух сроков подряд. С 1993 года — ни одного нарушения. А вот если нет… Например, статья 2: «Человек, его права и свободы являются высшей ценностью. Признание, соблюдение и защита прав и свобод человека и гражданина — обязанность государства». Эта норма сегодня скорее «не работает». При этом, скажите, судья, вынося обвинительный приговор, или президент, подписывающий федеральный закон, в этот самый момент соблюдает эту обязанность или нет? а если да, то в какой части? Трудно сказать. Но означает ли это, что они освобождены от её исполнения? Ни в коем случае. И вот в этом-то месте и должен появиться гражданин, который (1) знает, что данная статья про него, и хочет, чтобы так и было (чтобы его права и свободы были высшей ценностью); (2) знает, как нужно потребовать выполнения этой нормы, и (3) требует. А его, такого гражданина, нет. Ну разве что в порядке исключения (должны же из каждого правила быть исключения).

Поэтому главная работа — её предстоит выполнять юристам и учителям, родителям и всем-всем-всем причастным: разъяснять. Не так, как сделал я в этом потоке сознания (как вы вообще досюда дочитали?), а наглядно показывать, что каждая статья Конституции имеет прямое отношение к тем самым ценам в магазине, качеству и стоимости коммунальных услуг, и так далее, и так далее, и так далее.

И только после этого, после того как мы научимся ценить Конституцию, уважать её, требовать соблюдения, мы должны осознать, чего в ней не хватает. А когда мы это осознаем, и имеет смысл возвращаться к вопросу о конституционной реформе.

Справедливость

Никто не знает, что это такое. Обмен мнениями по этому вопросу обычно сводится к простому озвучиванию тезисов: один утверждает, что такое-то поведение или отношение справедливо, а другой — что нет. При этом аргументировать свою точку зрения невозможно, потому что стороны спора не договорились о том, как именно они понимают этот термин. А без этого разговор не имеет смысла.

Предлагаю такую дефиницию.

Справедливость — это равенство возможностей в получении одинакового результата при совершении одинаковых действий; если эти действия не были совершены по причинам, не зависящим от деятеля — предоставление ему возможности совершить их, кроме случаев, когда срок их совершения влияет на содержание деятельности; если действия, направленные на реализацию прав деятеля, по причинам, от него не зависящим, не могут быть совершены так же, как их совершают остальные деятели — предоставление ему возможности совершить их, не испытывая неудобств, порождённых различием способов реализации этих прав, а если это невозможно — предоставление ему возможности совершить максимально похожие действия.

С таким определением уже можно работать. И говорить, что, например, используемый в российском законодательстве подход к установлению пенсионного возраста по общему правилу не вполне справедлив. То же можно сказать про подход в установлении нерабочих праздничных дней: среди светских событий там оказался один религиозный праздник. Однако если я исповедаю другую религию, работодатель не обязан отпускать меня в священный для меня день. Это несправедливо.

Ну и так далее.

2016   мысли   общество

Наполнить бюджет

Рыская по Интернету, наткнулся на интересную мысль некоего (некоей?) Ohnebart, высказанную на одном интернет-форуме ещё в 2005 году:

Интересно, а почему в России примерно так не работают: «Во исполнение Закона о бюджете на ХХХХ год списать все находящиеся на счетах денежные средства»? Теоретически как документ, принятый позднее, Закон о бюджете на ХХХХ должен иметь большую юридическую силу. Бюджет же должен быть наполнен, так в учени от КС сказано — чтобы обеспечить баланс чьих-нибудь интересов.
Затем этот «чьих-нибудь» предоставит участникам рынка полную свободу регрессных исков друг к другу — пущай рынок формирует и юзает теории оптимизации и проч. обычаи делового оборота.
Имхо, вполне прогрессивная метОда, опять же, издержки на администрирование минимальны, декларации можно совсем отменить, гос.аппарат сократить. Что у нас новейшая теория права на счет отсутвия деклараций скажет?

Согласитесь, любопытно. Понятие профицита бюджета (то есть денежных средств, которые государству были не нужны и, не будучи полученными им, могли бы быть расходованы более эффективно) тогда исчезает. Деньги можно тратить только в пределах утверждённого плана.

Понятно, что, чтобы такая идея нормально работала, тем более в России, нужно её очень сильно доработать. Но направление мысли и правда интересное.

Про обязательность ПДД

Вообще очень интересно изучать российское законодательство, держа при этом в одной руке Конституцию Российской Федерации. Про то, как с ней соотносится Налоговый кодекс Российской Федерации, я уже писал. Теперь меня заинтересовали Правила дорожного движения.

Каким бы странным это ни казалось, обязательность Правил не самодостаточна, а вытекает из двух норм:

  1. Часть 1 статьи 115 Конституции Российской Федерации: «На основании и во исполнение Конституции Российской Федерации, федеральных законов, нормативных указов Президента Российской Федерации Правительство Российской Федерации издаёт постановления и распоряжения, обеспечивает их исполнение»;
  2. Часть 4 статьи 22 Федерального закона «О безопасности дорожного движения»: «Единый порядок дорожного движения на всей территории Российской Федерации устанавливается Правилами дорожного движения, утверждаемыми Правительством Российской Федерации».

Обратите внимание: Правительство издаёт свои постановления на основании и во исполнение федеральных законов и других «вышестоящих» нормативных актов. При этом делает оно это для того, чтобы обеспечить их исполнение («во исполнение»), и постольку, поскольку это предусмотрено такими нормативными актами («на основании»). Осталось только узнать, что означает «и»: конъюнкцию (то есть «на основании и, одновременно, во исполнение») или дизъюнкцию (то есть «на основании или во исполнение»). Я думаю, что закон нужно трактовать так, как он написан, исключая те редчайшие случаи, когда очевидна и сама ошибка, и мысль, которую хотел выразить законодатель. Поскольку здесь такой ошибки не наблюдается, Правительство должно соблюдать «содержательную» часть (то есть издавать свои нормативные акты потому, что иначе не соблюсти соответствующий федеральный закон) и «формальную» (то есть делать это лишь тогда, когда соответствующее полномочие возложено на этот орган).

С формальной характеристикой всё как раз просто — вот вам часть 4 статьи 22 упомянутого закона. Правда, само постановление издано 23 октября 1993 года, когда не было ни Конституции, ни закона. Но мы рассматриваем нынешнее состояние.

А вот с содержательной всё сложнее. Смотрите:

Статья 1. Задачи настоящего Федерального закона

Настоящий Федеральный закон определяет правовые основы обеспечения безопасности дорожного движения на территории Российской Федерации.

Задачами настоящего Федерального закона являются: охрана жизни, здоровья и имущества граждан, защита их прав и законных интересов, а также защита интересов общества и государства путём предупреждения дорожно-транспортных происшествий, снижения тяжести их последствий.

и

Статья 2. Основные термины

дорожное движение — совокупность общественных отношений, возникающих в процессе перемещения людей и грузов с помощью транспортных средств или без таковых в пределах дорог;
безопасность дорожного движения — состояние данного процесса, отражающее степень защищённости его участников от дорожно-транспортных происшествий и их последствий;
дорожно-транспортное происшествие — событие, возникшее в процессе движения по дороге транспортного средства и с его участием, при котором погибли или ранены люди, повреждены транспортные средства, сооружения, грузы либо причинён иной материальный ущерб.

Правила дорожного движения нужны для того, чтобы предупреждать или снижать тяжесть последствий событий, возникших в процессе движения по дороге транспортного средства и с его участием, при которых:

  • погибли люди, или
  • ранены люди, или
  • повреждены транспортные средства, или
  • повреждены сооружения, или
  • повреждены грузы, или
  • причинён иной материальный ущерб.

Ну и с детства нас учат: правила дорожного движения писаны кровью. Но все ли?

Например, красный сигнал светофора запрещает движение, если его одновременно с этим не разрешает регулировщик. Но какова вероятность возникновения дорожно-транспортного происшествия, если пешеход (в нормальном физическом и психическом состоянии) пересекает дорогу хоть и на запрещающий сигнал, но в хорошо просматриваемом (допустим, на 150 метров) в обе стороны месте и предварительно убедившись в отсутствии транспортных средств, движущихся в его направлении? А если водитель движется на красный, но при этом все места возможного появления пешеходов и их пути до перехода хорошо просматриваются и там при этом никого нет?

А какой ущерб может быть причинён в этом случае?

Водитель на фотографии нарушает пункт 12.1 Правил дорожного движения, поскольку последний разрешает остановку и стоянку на тротуарах легковым автомобиля лишь в местах, обозначенных знаком 6.4 с одной из табличек 8.4.7, 8.6.2, 8.6.3, 8.6.6—8.6.9, коих здесь нет.

Я согласен с тем, что движение по тротуару, создающее опасность наезда на пешехода, должно быть запрещено, что должна быть запрещена стоянка и даже остановка транспортного средства на тротуаре, если она вынуждает пешеходов выходить на проезжую часть — по тем же причинам (опасность наезда). Но каким образом параллельный способ парковки на пустом тротуаре шириной в две или три полосы проезжей части повышает риск возникновения ДТП?

Вообще к Правилам дорожного движения в этой связи у меня довольно много вопросов накопилось.

На практике это означает следующее.

Во-первых, само по себе нарушение ПДД не обязательно должно влечь административную ответственность. Если при этом не было риска возникновения ДТП, то отсутствует такой элемент состава административного правонарушения, как его объект (в данном случае это — безопасность дорожного движения).

Во-вторых, в тех случаях, когда и в той части, в которой нарушение ПДД не влечёт угроз безопасности дорожного движения, Правила не подлежат применению как противоречащие федеральному закону.

Пофантазируем

Давайте пофантазируем. Представьте, что кто-то вдруг снимает документальный фильм о сыне Генерального прокурора России; такой… чёрный-чёрный фильм. Ситуация малореалистичная, поэтому можно смело добавлять туда побольше красок. Ну, например — так, в порядке бреда, — в фильме рассказывается, что этот человек за рубежом ведёт совместный бизнес с одной дамой (бывшей женой замгенпрокурора), которая, в свою очередь, раньше была замечена в другом совместном бизнесе, где также засветилась жена другого высокопоставленного работника прокуратуры и ещё две женщины: некие Цапок и Цеповяз (жёны тех самых Цапка и Цеповяза). А ещё что он, возможно, лично участвовал в переделе государственной собственности (не просто приватизации — именно переделе), для чего также потребовалось убить директора одной государственной компании.

Понятно, что в нынешних российских условиях фильм, даже подобный описанному, никогда не снимут. Не потому, что боятся. Просто не подберётся фактологии. Прокуратура появилась при Петре I. Естественно, за столько лет своего существования она защитилась от самых серьёзных изъянов в своей структуре и функционировании, и если туда — хотя бы на рядовую должность — попадёт кто-то, чья репутация не кристально чиста, система выдавит новичка, а если он связан с криминалом — то не просто выдавит, но и отдаст «на съедение» Следственного комитета России. Что уж говорить про такие высокие посты!..

Но давайте всё же представим. Как в этом случае должна была бы вести себя прокуратура? Очевидно, что на обвинения такого высокого уровня должен отвечать непосредственно Генеральный прокурор России. Но что именно?

Например, если бы он хотел выставить себя посмешищем, то должен был бы сказать, что всё это подстроено марсианами или, чтобы уж совсем дебилом не выглядеть, — человеком, который имеет личные счёты с прокуратурой. А ещё лучше — не подстроено, а просто придумано. (Если факт может быть проверен из достоверного источника, то утверждать, что этот факт не соответствует действительности — выставлять себя на посмешище.) Учитывая нынешний тренд, злодей (если он не с Марса) должен быть или из США, или как-то связан с ними. Ну и самый глупый вариант, исключая версию инопланетного вмешательства — просто говорить, что всё это заказано, может быть даже с целью развала России. Самый глупый он почему, что неопровержение (при таких обстоятельствах и при таких возможностях, которыми располагает прокуратура) есть способ признания. Но ничего из этого, конечно, невозможно, поскольку Генеральный прокурор России, он как Путин — абсолютно честный и ни в каких порочащих его репутацию связях не то что не замечен — не состоял, равно как и все его родственники. Гены, воспитание — сами понимаете.

Думаю, Генеральный прокурор России вёл бы себя в такой ситуации более разумно. Он или опроверг бы приведённые факты (разумеется, не голословно — уж у кого у кого, а у прокурора такая возможность есть), или интерпретировал бы их иным образом, более достоверным (возможно, для этих целей дополнительно потребовались бы какие-то другие факты).

Да, именно так бы он и поступил, определённо. Вообще повезло нам с главным надзирателем за законностью. Потому и преступность снижается такими дикими темпами. Другие страны, наверное, завидуют.

2015   мысли

Смена власти извне

Возможно ли это вообще, в принципе?

Я сторонник более взвешенных взглядов, и авторы, придерживающиеся именно их, импонируют мне значительно больше, чем прочие. Один из таких людей — Екатерина Шульман. Она политолог, и как политолог — высказала такое суждение:

Одна страна может влиять на другую. Более того, все страны влияют друг на друга, находясь во взаимосвязи, определяемой в основном их экономическими отношениями. Для того чтобы влиять на другую страну существенным образом, нужно выполнить два условия. Надо быть ее соседом, надо быть крупнее ее по экономическому и военному потенциалу и надо быть ее преимущественным торговым и экономическим партнером. В этом случае ты, действительно, имеешь на нее влияние.

Но внутренние политические процессы, которые приводят к смене режима, к трансформации режима, к смене власти, объясняются внутренними политическими процессами. Это невозможно инспирировать извне.

С другой стороны, есть люди, утверждающие, что Евромайдан-2014 был организован США. Своим более-менее трезвым умом я понимаю, что все эти доказательства в своей совокупности не доказывают искомого тезиса, да и что даже каких-то веских причин для участия Штатов во внутриполитических украинских делах просто нет, что заставить людей рисковать собственными жизнями за деньги невозможно, так что неважно, сколько там денег было вбухано (если это вообще так).

Но возникает вопрос: а как вообще устроена власть? Какие механизмы должны заработать, чтобы человек самостоятельно отказался от своей высшей государственной должности, после чего на его место придут другие люди? Было бы интересно послушать ту же Екатерину Михайловну.

2015   мысли   политика

«Неизбежна и необходима»

Именно так Михаил Ходорковский сказал 9 декабря 2015 года про якобы грядущую революцию в России.

Цитирую его слова по расшифровке:

В стране создаются нелегитимные репрессивные законы, они принимаются нелегитимным парламентом по указке нелегитимного органа власти — администрации президента — и применяются зависимыми судами.
Они противоправны. Их необходимо саботировать по мере сил и возможностей.
Возвращение в правовое поле из такой ситуации называется революцией. Она неизбежна и необходима.
Революция — это хорошее слово.

Объективности ради, сразу после этих слов Михаил Борисович добавил, что «она может и должна быть мирной», и что сделать её мирной — «наша общая задача».

Между словами «неизбежна» и «необходима» есть огромная разница. Первое — прогноз. Второе — выражение отношения к такому прогнозу и, одновременно, призыв к его реализации. (Велика ли разница между «Революция [в России] необходима» и «Необходимо, чтобы в России произошла революция!»? А между «Необходимо, чтобы в России произошла революция!» и «Устройте революцию в России!»?)

Поэтому прокуратура, на мой взгляд, вполне правильно заинтересовалась этой речью и направила материалы её проверки в Следственный комитет Росии. Мне непонятно, почему г-н Ходорковский — достаточно умный для того, чтобы не допустить подобного высказывания по ошибке — всё же произнёс такие слова. Возможно, для того, чтобы потом большинство опять говорило, что это дело политическое. Но вот как раз здесь политики нет.

P. S. А вот ещё одна новость про него же, теперь от Следственного комитета России. Безусловно, важно узнать, что за такие неопровержимые доказательства получили правоохранители. Но я точно помню, как Владимир Путин, находясь то ли на президентском, то ли на правительственном посту, говорил, что у этого человека руки в крови (кажется, «по локоть в крови», но такой цитаты я найти не смог (только подтверждение её истинности); самое близкое — вот — «кровь на руках».) Сказав это, Путин не только нарушил закон, но и придал нынешнему обвинению политический окрас. Думаю, ЕСПЧ примет это во внимание.

Ранее Ctrl + ↓