29 заметок с тегом

право

Когда в Новосибирске можно шуметь

Для ответа на этот вопрос принят специальный закон. Закон регионального уровня. Соответственно, всё, что написано ниже, равным образом относится ко всей Новосибирской области.

Если вдруг не получится пройти по ссылке выше, гуглите Закон Новосибирской области от 31.03.2016 № 47-ОЗ «Об отдельных вопросах обеспечения тишины и покоя граждан на территории Новосибирской области».

Итак…

Когда можно?

За пределами мест массового обитания людей шуметь можно когда угодно. Если же мы говорим, к примеру, про многоквартирный дом, гостиницу или дачу, то всё строже.

Общее правило можно сформулировать так:
В рабочие дни шуметь можно с 7 до 22 часов, в выходные и нерабочие праздничные дни — с 9 до 22 часов. Плюсом к этому — обязательный перерыв с 13 до 14 часов.

Напомню, что нерабочие праздничные дни — это, если не было «переносов», 1—8 января, 23 февраля, 8 марта, 1 и 9 мая, 12 июня и 4 ноября.

Из общего правила есть три важных исключения: шумный ремонт, Новый год и разрешённые виды шума.

Шумный ремонт

«Строительно-монтажные, ремонтные и (или) разгрузочно-погрузочные работы, сопровождаемые шумовым (вибрационным) воздействием», подпадают под действие общего правила. Но с одним уточнением: проводить их можно не до 22 часов, а до 20.

Новый год

С 31 декабря на 1 января, наоборот, безнаказанно шуметь можно дольше: до 3 часов ночи.

Разрешённые виды шума

Их три.

Первый включает в себя работы, необходимые «для обеспечения безопасности граждан либо функционирования объектов жизнеобеспечения населения» (аварийные, спасательные и другие).

Второй — работы, «приостановка которых невозможна по производственно-техническим условиям в соответствии с проектно-строительной документацией».

Круглосуточную стройку представляю себе с трудом. Наверное, здесь о чём-то другом. Но о чём именно, так и не понял.

Третий — шум, направленный «на предотвращение либо пресечение правонарушений».

Тут понятнее: «Пожар!», «Помогите!», «Грабят!» и тому подобное.

Что будет, если нарушить?

Допустим вы шумели в запрещённое законом время. Или ваш сосед. Давайте разберёмся, куда в этом случае обращаться и что сделают с нарушителем. По крайней мере, должны сделать по закону.

Куда обращаться

Будем откровенны, с этим всё плохо.

Обращаться нужно к должностным лицам, уполномоченным составлять протокол о соответствующем административном правонарушении. Согласно статье 15.3 областного закона об административных правонарушениях, в нашем случае речь идёт о должностных лицах:
1) административной комиссии, которая будет рассматривать дело;
2) администрации Губернатора Новосибирской области и Правительства Новосибирской области.

Какая именно административная комиссия должна заниматься вашим случаем, написано в статье 13.6 закона об административных правонарушениях (ищите, где упомянута статья 4.2).

В Новосибирске это:

Про те четыре, на которые нет гиперссылок, мне ничего не известно, кроме того, что они существуют.

А должностные лица администрации Губернатора Новосибирской области и Правительства Новосибирской области пока не назначены. По крайней мере, я информации об этом найти не смог.

Санкции

Статья 4.2 областного закона об административных правонарушениях предусматривает единственное наказание за нарушение тишины и покоя граждан — штраф. Его размер зависит от того, кто нарушитель и как часто он на этом попадался.

Размер штрафа:

  1. За первое нарушение:
    • для гражданина — 3000 рублей;
    • для должностного лица / индивидуального предпринимателя — 5000 рублей;
    • для юридического лица — 10000 рублей.
  2. За повторное нарушение:
    • для гражданина — 5000 рублей;
    • для должностного лица / индивидуального предпринимателя — 10000 рублей;
    • для юридического лица — 70000 рублей.

Ещё одно (возможное) правонарушение Кехмана

Центральный районный суд города Новосибирска 10 марта вынес определение по делу № 5-112/2017. Номер даю на тот случай, если ссылка перестанет вести на нужный материал (на сайтах судов общей юрисдикции периодически меняется адресация всех материалов, причём безвозвратно). А по номеру материалы можно найти всегда.

Написано там следующее. Если вкратце, Управление по государственной охране объектов культурного наследия Новосибирской области составило протокол об очередном неисполнении Владимиром Кехманом предписания этого органа. Протокол передали в суд, а тот его возвратил из-за ошибок в составлении.

Ошибкой было составление протокола в отсутствие самого Кехмана. Закон (часть 4.1 статьи 28.2 Кодекса Российской Федерации об административных правонарушениях) разрешает это делать, но только при условии надлежащего уведомления. «Надлежащесть» определяется в соответствии со статьёй 25.15 кодекса. В данном случае уведомление о необходимости явки нужно было направить заказным письмом с уведомлением о вручении по месту жительства, то есть в Санкт-Петербург или любым другим способом, который бы подтвердил факт получения.

Тут получилось так: 2 февраля на рабочий адрес (оперный театр) и по месту жительства (в Петербург) отправили письмо о том, что 15 февраля в такое-то время будет составляться протокол.

Далее цитата из упомянутого судебного определения:

По информации с сайта «Почты России» уведомление, направленное по месту нахождения ФГБУК «Новосибирский государственный академический театр оперы и балета» до настоящего времени ожидает адресата в месте вручения, а уведомление, направленное по месту регистрации К. В.А. только 11.03.2017 г. выслано обратно отправителю «за истечением срока хранения», то есть на момент составления протокола 15.02.2017 г. ожидало адресата в почтовом отделении.

У меня есть вопросы.

Во-первых, почему письмо в Новосибирске ожидает получения так долго? На сайте «Почты России» написано, что «на территории административных центров субъектов Российской Федерации» контрольный срок доставки составляет 2 дня, не считая дня приёма. А в другом месте — что письма хранятся 30 дней с момента получения (если отправитель не продлил этот срок до 2 месяцев). То есть 4 февраля оно должно было быть в почтовом отделении получателя. Плюс тридцать дней — 6 марта. Ну и?..

Впрочем, это не так важно: главное — доставить письмо по месту жительства. Кстати о нём.

Во-вторых, как суд в определении от 10 марта 2017 года указал, что из Петербурга уведомление выслано обратно отправителю за истечением срока хранения (того самого, 30-дневного) «только 11.03.2017 г.»? Судья умеет видеть будущее?

Как бы то ни было, в данном случае я склонен доверять Управлению по госохране объектов культурного наследия Новосибирской области. А если оно право, то, в-третьих, у Кехмана за неполных два года руководства учреждением, которое располагается в объекте культурного наследия федерального значения по меньшей мере пять правонарушений только в связи с нарушением законодательства об охране объектов культурного наследия. Почему он до сих пор возглавляет этот театр?

Меняем прошлое

1 февраля на официальном интернет-портале правовой информации появилось постановление Правительства Новосибирской области от 31 января 2017 года № 17-п «О внесении изменений в постановление Правительства Новосибирской области от 15.04.2013 № 161-п».

Всё бы ничего, если бы постановление № 161-п не называлось «Об утверждении Региональной адресной программы Новосибирской области по переселению граждан из аварийного жилищного фонда с учётом необходимости развития малоэтажного жилищного строительства на 2013—2015 годы».

То есть с момента, когда эта государственная программа закончилась, прошло больше года. А туда вносят правки. В числе прочего, кстати, меняют основные ожидаемые результаты реализации программы; это прямо там же, на первой странице.

Забавно :) Интересно, в чём высокий смысл таким вот образом подгонять решение под ответ?

Оперные трещины

Я уже писал про то, что здание оперного театра может рухнуть. Вкратце напомню, что в январе 2016 года по инициативе Владимира Кехмана (директор театра с 2015 года) в концертном зале на втором этаже начались незаконные ремонтные работы. В частности, туда занесли тяжеленные металлоконструкции — несмотря на то, что колонны, на которых стоял концертный зал, уже испытывали предельные нагрузки.

Повторяю: всё это время здание театра могло рухнуть!

Но только через восемь (!!!) месяцев театр удосужился заказать укрепительные работы стоимостью 5 000 000 рублей. По крайней мере, начальная цена такая. Известно также (из СМИ), что эти работы велись в октябре. Спустя 10 месяцев.

А сегодня пришло две новости: как водится, хорошая и плохая.

Во-первых, Управление по государственной охране объектов культурного наследия Новосибирской области сообщило, что дало ещё одно предписание о восстановлении облика театра в прежний вид, которое, кажется, исполняется. Но это, к сожалению, только слова.

Во-вторых же, есть фото интерьеров театра. Всё чуть менее радужно. Там уже пошли трещины.

(Все снимки взяты из комментариев к этой заметке: первый, второй, третий.)

Судя по всему, медленное, но верное разрушение здания продолжается и вступило в новую стадию. Надеюсь, что неправ и это просто косметические недостатки. Но заметка Натальи Пинус (по ссылке выше) настраивает на другой лад.

Поэтому я по-прежнему никому не рекомендую посещать этот театр.

P. S. от 13 февраля 2017 года. Управление по государственной охране объектов культурного наследия Новосибирской области сообщило, что трещины не связаны с ремонтом. Не могу также не привести слова Игоря Поповского, архитектора, который сказал:

Комментировать такие вещи по фотографиям и даже по первым визуальным оценкам довольно сложно, тем более архитектору. Однако есть вероятность подвижки в районе деформационного шва между двумя очень большими конструктивными блоками театра. Такие проблемы периодически возникали. Является это результатом реконструкции или нет сможет ответить только тщательное экспертное исследование.

Форма или нет?

Я тут поцапался с Фондом социального страхования Российской Федерации. Если они решат продолжить свою линию по отрицанию здравого смысла, придётся даже судиться. Мне вообще везёт на дела, которые выеденного яйца не стоят.

Ниже фрагмент официально опубликованного нормативного акта — приказа Фонда социального страхования Российской Федерации от 26 февраля 2015 года № 59 (а именно начало страницы 3):

Смысл в том, что каждый работодатель до января 2017 года должен был каждые 3 месяца сдавать расчёт по некоторым начисленным и уплаченным обязательным страховым взносам. Не позднее 20 числа (если он на бумаге) или не позднее 25 числа (если в электронном виде). Сдавать в ФСС России. По форме 4-ФСС, установленной ФСС России. Вот её фрагмент и показан выше. Верхняя часть титульного листа.

Так вот. 20 января я отправил (на бумаге) в соответствующее подразделение Фонда документ, который начинался таким образом (данные страхователя скрыты):

23 января мне позвонил какой-то парень, представился сотрудником ФСС и сказал, что я сдал старую форму и не позже 25-го (в этот день у них «закрывается база») надо переделать и сдать нормальную.

Когда начал разбираться по нормативным документам, оказалось, что после 25 февраля 2016 года в этот приказ вносилось только одно изменение. Согласно которому работодатели, «сдающие в аренду» своих работников, должны заполнять ещё одну, новую таблицу. Но это-то не мой случай. Звоню 25-го — спрашиваю, что же там не так тогда.

Оказывается, в правом верхнем углу должно быть написано: «В редакции приказов ФСС России от 25.02.2016 № 54, от 04.07.2016 № 260». Ну то есть должно быть, конечно, только в мыслях работников фонда. Но если, говорят, не переделаете, то Вам будет отказано в принятии этого документа, и отчёт будет считаться несданным. (А это влечёт вполне определённые финансовые последствия.)

Административный регламент, на который сослалась моя визави, объясняя, на каком таком основании будет отказано, действительно даёт возможность не принимать сданный по форме 4-ФСС расчёт, — в следующих случаях:

Исчерпывающий перечень оснований для отказа в приёме документов, необходимых для предоставления государственной услуги

16. Основаниями для отказа в приёме документов, необходимых для предоставления государственной услуги, являются:
а) несоответствие представленного Расчёта установленной форме;
б) представление Расчёта лицом, полномочия которого не подтверждены в порядке, установленном законодательством Российской Федерации;
в) несоблюдение установленных условий признания действительности усиленной квалифицированной электронной подписи… заявителя в соответствии со статьёй 11 Федерального закона от 6 апреля 2011 г. № 63-ФЗ «Об электронной подписи», выявленное в результате её проверки, при представлении Расчёта в форме электронного документа с использованием усиленной квалифицированной электронной подписи.

Подпункт «а» я выделил потому, что именно про это основание для отказа моя собеседница — работник фонда и говорила.

Но вот в чём вопрос: а с какого именно места спорного документа начинается «установленная форма»?

По-моему, очевидно, что с той строки, где написано: «Форма 4-ФСС», то есть ниже слова «приложение» и всех относящихся к нему.

Помимо здравого смысла и русского языка в пользу этого говорит также текст первого приказа ФСС России, вносящего изменения в форму (реквизиты которого на сданном мной расчёте есть), — от 25 февраля 2016 года № 54, который (см. приложение к нему) вносит изменения в титульный лист формы:

1. <…>
а) на титульном листе:

  • после поля «субъект» дополнить полем «район»;
  • наименование поля «Численность работников» изложить в следующей редакции:
    «Среднесписочная численность работников»;
  • поле «работающих инвалидов» исключить;
  • поле «работающих, занятых на работах с вредными и (или) опасными производственными факторами» исключить

И всё. Я там не вижу такого фрагмента: «после слов „Приложение № 1 к Приказу Фонда социального страхования Российской Федерации от 26.02.2015 № 59“ дополнить словами „(в редакции Приказа Фонда социального страхования Российской Федерации от 25.02.2016 № 54)“». Потому что само слово «приложение» нужно исключительно для того, чтобы собственно форму привязать к приказу, которым она и утверждена (59-му). Ведь в приказе так и написано: «Утвердить… форму… согласно приложению № 1».

Посмотрим, будет ли ФСС из-за этой глупости вынуждать меня обращаться в суд. Надеюсь, нет.

Гомеопатия

В феврале 2016 года вышел очередной номер журнала «Вокруг света», где, в частности, была напечатана статья «Растворённая магия» (автор Ася Казанцева).

16 сентября 2016 года Некоммерческое партнёрство содействия развитию гомеопатии «Национальный совет по гомеопатии» обратилось в арбитражный суд с иском к обществу с ограниченной ответственностью «Издательство „Вокруг света“». Исковые требования сводились к тому, чтобы обязать ответчика без взимания платы:

  1. Разместить на обложке журнала следующий текст: Гомеопатия — медицина XXI века. Подробнее в рубрике «Наука». Редколлегия журнала «Вокруг света» не разделяет содержание статьи «Растворённая магия», размещённой в № 2 (2905), февраль 2016 года.
  2. В рубрике «Наука» опубликовать Рекомендации Общественной палаты Российской Федерации от 18 ноября 2016 года № 50П-2/2507 по итогам проведения круглого стола на тему: «О состоянии развития и мерах по расширению метода гомеопатии в практическом здравоохранении».

Интересно, что эти рекомендации активно растиражированы на гомеопатических ресурсах. (К примеру, вот.) А на сайте Палаты в том разделе, где они должны быть, ничего подобного нет.

21 декабря суд вынес решение (pdf, 5 страниц): в иске отказать в полном объёме. Причём основания для отказа были во многом формальными.

Дело в том, что, как написано в решении суда со ссылкой на позицию гомеопатов, «исковое заявление (с учётом уточнений)… заявлено исключительно в целях обязания печатного издания (ответчика) опубликовать опровержение в соответствии с нормами ст. 46 ФЗ „О СМИ“ на безвозмездной основе».

Часть 1 статьи 46 федерального закона «О средствах массовой информации» («Право на ответ») устанавливает:

Гражданин или организация, в отношении которых в средстве массовой информации распространены сведения, не соответствующие действительности либо ущемляющие права и законные интересы гражданина, имеют право на ответ (комментарий, реплику) в том же средстве массовой информации.

Если толковать буквально, то организация имеет право на ответ только если в отношении неё распространены сведения, не соответствующие действительности. А в спорной статье про истца не было написано вообще ни слова. В решении прямо так и написано, с резюме: «В рассматриваемом случае, с учётом правовой позиции истца, суд пришел к выводу, что последним избран ненадлежащий способ защиты права».

Но это ещё не всё. Потому что на следующей странице написано:

Кроме этого, на соответствующий вопрос суда представители истца пояснили, что официальных научных доказательств того, что гомеопатия является эффективным средством в лечении (в том числе в отношении состава и фармакологических свойств действующего вещества), на данный момент не имеется, поскольку лечение производиться еще не исследованными современной наукой в достаточной степени методами, энергетическо-информационная составляющая, а не химически действующими веществами как в традиционной фармакологии.

На самом деле, не так важно, доказана ли эффективность гомеопатии как метода. Возьмите любой гомеопатический препарат и протестируйте на больных. Если будет ещё контрольная группа, которая принимает лекарство, которое заведомо не лечит, то можно будет сравнить. Насколько известно мне, подобные исследования проводились и показали, что отличий никаких нет. То есть что гомеопатические препараты показывают себя хорошо исключительно благодаря эффекту плацебо. Статья была об этом же. (Ну плюс там объяснялось, почему работать это не может в принципе.)

Наука. Просто наука. Но нет…

[П]о мнению заявителя, публикация подобного рода материалов ответчиком является сознательной коммерческой деятельностью последнего и профинансирована действующими на российском рынке фармакологическими компаниями с целью увеличения продаж «традиционных» медицинских препаратов и лекарственных средств за счет снижения доли продаж гомеопатических лекарственных средств и дискредитации гомеопатических методов лечения.

На соответствующий вопрос суда о предоставлении доказательств в обоснование указанных доводов, представители истца дать какие-либо пояснения затруднились, соответствующих доказательств в обоснование указанных доводов в материалы дела не представлено

Я напомню, что в США примерно в то же время, когда у нас заговорили об этом иске, производителей гомеопатических препаратов обязали доказывать их эффективность. А те, кто откажутся это делать, должны будут предупреждать потребителей о том, что: во-первых, научных доказательств работы препарата нет (there is no scientific evidence that the product works); во-вторых, его действие основано исключительно на теориях XVIII века, которые не принимаются большинством современных медицинских экспертов (the product’s claims are based only on theories of homeopathy from the 1700s that are not accepted by most modern medical experts).

Между прочим, наш закон «О защите прав потребителей» тоже предусматривает право потребителей на информацию. Порядок его реализации предусмотрен статьёй 10 закона. Возможно, её необходимо дополнить…

Статья в РБК

В РБК Новосибирск (не знаю, как правильно пишется их название) опубликована статья Анны Ивановой «За разглашение тайны в Новосибирске наказывают условно».

Как видно из текста, автор просил комментария по теме (довольно интересной, кстати) у нескольких юристов. В том числе есть и несколько моих. Почитайте :) Вот, к примеру:

По словам юриста, специалиста в отрасли персональных данных Михаила Дмитриева, дела по 183 статье не всегда однозначны: «У нас есть два закона, которые по-разному определяют объём банковской тайны. Первый — это ФЗ „О банках и банковской деятельности“, по которому туда входит информация об операциях, счетах и вкладах. Второй — Гражданский кодекс РФ, который включает ещё и „иные сведения о клиенте“. В уголовном кодексе не конкретизировано, какая именно „банковская тайна“ имеется в виду. Если вина Надежды Бубело исключительно в том, что она передала данные клиентки своей знакомой, то для неё это понятие имело решающее значение. Если бы суд выбрал другое толкование, она была бы оправдана — по крайней мере, по статье 183 — в связи с отсутствием состава преступления».

Надежда Бубело — сотрудница банка, которая (из той же статьи на РБК Новосибирск) «передала своей знакомой данные клиента. Последняя позже оформила на потерпевшего кредит… в „РусфинансБанке“, где она работала». И которую осудили по статье 183 УК РФ (за незаконное разглашение и использование банковской тайны).

2016   право   СМИ   уголовное право

Фиктивная регистрация

В Уголовном кодексе Российской Федерации есть такая статья 322.2:

Фиктивная регистрация гражданина Российской Федерации по месту пребывания или по месту жительства в жилом помещении в Российской Федерации, а равно фиктивная регистрация иностранного гражданина или лица без гражданства по месту жительства в жилом помещении в Российской Федерации —

наказываются штрафом в размере от ста тысяч до пятисот тысяч рублей или в размере заработной платы или иного дохода осуждённого за период до трёх лет, либо принудительными работами на срок до трёх лет с лишением права занимать определённые должности или заниматься определённой деятельностью на срок до трёх лет или без такового, либо лишением свободы на срок до трёх лет с лишением права занимать определённые должности или заниматься определённой деятельностью на срок до трёх лет или без такового.

Примечание. Лицо, совершившее преступление, предусмотренное настоящей статьёй, освобождается от уголовной ответственности, если оно способствовало раскрытию этого преступления и если в его действиях не содержится иного состава преступления.

Меня заинтересовал выделенный фрагмент. В СМИ периодически пишут про то, как наказан очередной владелец «резиновых квартир».

Но что это такое — фиктивная регистрация? Ответ можно найти в статье 2 Закона Российской Федерации от 25 июня 1993 года № 5242-I «О праве граждан Российской Федерации на свободу передвижения, выбор места пребывания и жительства в пределах Российской Федерации»:

фиктивная регистрация гражданина Российской Федерации по месту пребывания или по месту жительства — регистрация гражданина Российской Федерации по месту пребывания или по месту жительства на основании представления заведомо недостоверных сведений или документов для такой регистрации, либо его регистрация в жилом помещении без намерения пребывать (проживать) в этом помещении, либо регистрация гражданина Российской Федерации по месту пребывания или по месту жительства без намерения нанимателя (собственника) жилого помещения предоставить это жилое помещение для пребывания (проживания) указанного лица.

В данном случае не так важно, чем место жительства отличается от места пребывания. Важно, что фиктивной регистрация по такому месту считается, если она осуществлена:
1) на основании представления заведомо недостоверных сведений или документов для такой регистрации;
2) без намерения регистрируемого «обитать» в этом помещении;
3) без намерения хозяина квартиры предоставить это помещение для «обитания» регистрируемого.

А что такое регистрация по месту жительства / по месту пребывания? Ответ находим там же:

регистрация гражданина Российской Федерации по месту пребывания — постановка гражданина Российской Федерации на регистрационный учёт по месту пребывания, то есть фиксация в установленном порядке органом регистрационного учёта сведений о месте пребывания гражданина Российской Федерации и о его нахождении в данном месте пребывания;
регистрация гражданина Российской Федерации по месту жительства — постановка гражданина Российской Федерации на регистрационный учёт по месту жительства, то есть фиксация в установленном порядке органом регистрационного учёта сведений о месте жительства гражданина Российской Федерации и о его нахождении в данном месте жительства

Следите за руками. Фиктивная регистрация — это по определению разновидность регистрации. Регистрация по определению может совершаться только органом регистрационного учёта. Соответственно, наказываться за это может только должностное лицо этого органа. В одном из трёх случаев:

  • если ему для регистрации дали «заведомо недостоверные» (заведомо — для должностного лица) сведения или документы, а должностное лицо всё равно зарегистрировало гражданина;
  • если регистрируемый не хотел обитать по месту регистрации¹, но должностное лицо всё равно зарегистрировало гражданина;
  • если хозяин квартиры не хотел пускать регистрируемого в жилое помещение¹, но должностное лицо всё равно зарегистрировало гражданина.

1 — причём необходимо, чтобы должностное лицо знало об этом, в противном случае отсутствует один из элементов состава преступления — субъективная сторона, и уголовное дело не может быть возбуждено, а возбуждённое подлежит прекращению.

Да и наказание (обратите внимание: с лишением права занимать определённые должности, правда может быть «или без такового») тоже намекает на то, что по статье должны наказывать именно чиновников.

Вспомните об этом, когда в очередной раз увидите новость об осуждённом владельце «резиновой квартиры».

P. S. от 27 декабря 2017 года. Если говорить об иностранных гражданах, ситуация ровно та же. Вот что говорят пункты 5 и 10 части 1 статьи 1 Федерального закона от 18 июля 2006 года № 109-ФЗ «О миграционном учёте иностранных граждан и лиц без гражданства в Российской Федерации»:

5) регистрация иностранного гражданина или лица без гражданства по месту жительства (далее — регистрация по месту жительства) — фиксация в установленном порядке органами миграционного учёта сведений о месте жительства;

10) фиктивная регистрация по месту жительства — регистрация иностранного гражданина или лица без гражданства по месту жительства на основании представления заведомо недостоверных сведений или документов для такой регистрации, либо их регистрация по месту жительства без их намерения проживать в соответствующем жилом помещении, либо их регистрация по месту жительства без намерения нанимателя (собственника) соответствующего жилого помещения предоставить им это жилое помещение для проживания

Конституционная реформа

Вчера в книжном магазине «Капиталъ» (в Новосибирске) дискутировали на тему, вынесенную в заголовок. Я был в числе зрителей. Но мы тоже, конечно, участвовали: вопросы, реплики. Видеосъёмки не было. Но и не страшно: важнее не содержание разговора (почти нулевое, если честно), а сам тот факт, что он состоялся.

И вопрос-то не праздный. Конституция — главный закон России. В частности, именно там содержатся положения о наиболее важных правах и обязанностях людей. При этом этот закон далёк от совершенства.

Например, можно ли менять преамбулу к Конституции? Добавлять в неё новые главы (скажем, десятую)? По идее, на этот вопрос должна отвечать одна из статей, входящих в главу 9 этого акта. Должна, но не отвечает. Кстати, про Конституционное Собрание (которое, вообще-то говоря, уполномочено будет принимать новую конституцию!) сказано издевательски мало: кем оно созывается и основные полномочия. Может ли, например, быть так, что в его состав входят только те, кто занимал должность Президента Российской Федерации? Вполне. Или, например: только сотрудники полиции, отработавшие (или отслужившие — это же государственная служба) на территории Чеченской Республики не менее 5 лет. Идём дальше. Почему статьи, касающиеся прокуратуры, содержатся в той же главе, что и регулирующие деятельность судебной власти? (Глава 7. И ладно хоть сейчас она называется «Судебная власть и прокуратура». В исходном варианте были только первые два слова.) Или вот. В части 1 статьи 11 написано: «Государственную власть в Российской Федерации осуществляют Президент Российской Федерации, Федеральное Собрание (Совет Федерации и Государственная Дума), Правительство Российской Федерации, суды Российской Федерации». Означает ли это, что та же прокуратура Российской Федерации или Счётная палата не осуществляют государственную власть? А что такое Центральная избирательная комиссия Российской Федерации? Следственный комитет Российской Федерации? В Конституции про них вообще ни слова. Означает ли это, что их создание не влечёт юридических последствий и можно вполне легально игнорировать их существование? Ну и так далее. Есть ещё более тонкие вопросы.

Но вопрос о реформе должен начинаться не с перечисления недостатков существующей Конституции, а немного с других тезисов. Они крайне важны в контексте именно этой темы. Давайте перейдём к ним.

Во-первых, демократия функционирует нормально, если есть несколько центров сил. Под центрами сил имеются в виду (если совсем-совсем грубо) те люди, которые могут сделать гадость другим людям (которые, в свою очередь, могут сделать гадость первым) — в идеале таким образом, что им за это ничего не будет. (На самом деле, сила может быть и «позитивной», то есть состоять в возможности предоставить или не предоставить некое благо. Но «негативная» всё-таки ярче.)

Например, работники могут устроить забастовку — тогда работодатель, чтобы не терять прибыль, вынужден будет пойти на уступки. А для систематической защиты прав и вовсе может быть создан профсоюз («первичная профсоюзная организация»), который опасен тем, что (1) заведомо более организован и при этом (2) может устроить забастовку, если что-то не так. По некоторым решениям работодателя профсоюз также обладает правом совещательного голоса, а по некоторым — правом решающего (то есть может наложить «вето»), и за соблюдением этого следят Трудинспекция, прокуратура и суды. (То есть просто игнорировать это не получится.) В свою очередь, работодатель тоже обладает некоторыми возможностями и правомочиями в отношении работников. И эта взаимная способность создавать друг другу неприятности вынуждает договариваться. А значит, учитывать интересы всех.

К слову, нечто подобное может встречаться в отношениях между двумя людьми. Вот, к примеру, замечательная Оксана Пашина поделилась своей историей из жизни:
«Яся на всю маршрутку: „А помнишь, как ты хотела взорвать дом?“
Я: „Что???“
Яся: „Ну да, ты ещё сказала, что одной бомбы будет мало, надо… четыре!“
Вся маршрутка на меня внимательно посмотрела. Яся радостно расхохоталась. И добавила: „А потом прилетел дракон, дохнул огнём и дом сгорел!“».

«Опасно, — сетует в конце Оксана, — иметь ребёнка с богатым воображением».

Модель «избиратели — избираемые» строится по похожему принципу. Главная сила первых — в их количестве (при условии обязательности проведения выборов). Тот, кто, будучи избранным, работает плохо, не будет выбран в следующий раз (а в симметричных демократиях и вовсе может быть досрочно отозван). Собственно, вот и всё. Других инструментов по существу нет. (Вооружённый захват власти мы не рассматриваем. Хотя не исключаю, что его угроза есть инструмент в том смысле, что власть опасается такой возможности.) Скажем, публичные мероприятия намекают на массовость, которая может проявиться на выборах (или, если мы предполагаем, что власть боится вооружённого переворота — в таком перевороте). Поэтому большинство из них проходит не бесполезно и хоть что-то хорошее в заявленной проблеме решается.

Во-вторых, ни один закон (и Конституция тоже) не работает сам по себе. Этим занимаются люди. Которые либо соблюдают его (по внутреннему ли убеждению, или же из страха наказания — порой это неважно), либо не соблюдают. Если выполнение закона связано с какими-то сложностями, а за невыполнение ничего плохого не случится (или если за выполнение будет ещё хуже, чем за невыполнение), то, скорее всего, он будет нарушаться. Это элементарная психология.

Например, убийство. Потому ли мы его не совершаем, что это запрещено Уголовным кодексом Российской Федерации? или всё-таки есть более глубокие и веские причины? Но при этом чем руководствуются водители, которые послушно стоят, пока горит красный сигнал светофора? Казалось бы, ну несколько метров, пешеходов нет, машин нет — что ты стоишь-то? Нет, Правила дорожного движения запрещают. Зато большинство организаций (а не все ли?) откровенно или не очень — но плюёт на законодательство в области персональных данных. Одна из причин в том, что соблюдать дорого, а за нарушение максимальный штраф — 10 тысяч рублей (а для индивидуальных предпринимателей — вообще 1 тысяча рублей).

Так вот и госслужащие ведут себя так же. Поэтому…

Чтобы Конституция «работала» (вне зависимости от того, в какой степени это имеет место сейчас), необходимо, чтобы отдельные люди и общество в целом:
1) хотели её соблюдения,
2) знали, какими способами они могут требовать этого, и
3) готовы были такие способы претворять в жизнь.

На мой взгляд, у нас проблемы с первым. Людям плевать на этот документ, потому что они не воспринимают его как нечто, имеющее отношение к ним. Горячая вода и трубы, по которым она течёт, доро́ги и цены в магазинах — они вот тут, под носом. А Конституция — она, кажется, где-то там, далеко.

Но Солнце, знаете ли, тоже в 150 000 000 (в ста пятидесяти миллионах!) километров от Земли. Однако днём оно всё время рядом с нами. А не будь его — возникла бы вообще жизнь на планете? Была бы она, планета?

Выражу ту же мысль менее образно. Абсолютно все нормативные акты, которые действуют сегодня в России, берут своё начало именно в Конституции. За исключением тех конституционных норм, которые в силу своей отвлечённости не могут быть применены к конкретному человеку, она работает идеально. Например, статья 81 гласит, что ни одно лицо не может занимать должность Президента Российской Федерации больше двух сроков подряд. С 1993 года — ни одного нарушения. А вот если нет… Например, статья 2: «Человек, его права и свободы являются высшей ценностью. Признание, соблюдение и защита прав и свобод человека и гражданина — обязанность государства». Эта норма сегодня скорее «не работает». При этом, скажите, судья, вынося обвинительный приговор, или президент, подписывающий федеральный закон, в этот самый момент соблюдает эту обязанность или нет? а если да, то в какой части? Трудно сказать. Но означает ли это, что они освобождены от её исполнения? Ни в коем случае. И вот в этом-то месте и должен появиться гражданин, который (1) знает, что данная статья про него, и хочет, чтобы так и было (чтобы его права и свободы были высшей ценностью); (2) знает, как нужно потребовать выполнения этой нормы, и (3) требует. А его, такого гражданина, нет. Ну разве что в порядке исключения (должны же из каждого правила быть исключения).

Поэтому главная работа — её предстоит выполнять юристам и учителям, родителям и всем-всем-всем причастным: разъяснять. Не так, как сделал я в этом потоке сознания (как вы вообще досюда дочитали?), а наглядно показывать, что каждая статья Конституции имеет прямое отношение к тем самым ценам в магазине, качеству и стоимости коммунальных услуг, и так далее, и так далее, и так далее.

И только после этого, после того как мы научимся ценить Конституцию, уважать её, требовать соблюдения, мы должны осознать, чего в ней не хватает. А когда мы это осознаем, и имеет смысл возвращаться к вопросу о конституционной реформе.

О наглости

Вчера стало известно, что Владимиру Кехману назначили-таки штраф 100 000 рублей за то, что он наворотил в возглавляемом им театре (Новосибирский государственный академический театр оперы и балета). Поскольку соответствующее постановление Центрального районного суда города Новосибирска не вступило в силу, Владимир Абра́мович пока что невиновен.

Суть в том, что здание оперного театра — объект культурного наследия федерального значения (памятник архитектуры). У него есть предмет охраны, утверждённый приказом Министерства культуры России от 3 июня 2014 года № 987 (смотрите страницу третью и четвёртую). Это, в том числе:

4. Оформление интерьеров:
1) цветовое решение интерьеров зрительской группы;

5) покрытие полов помещений зрительской группы;
6) габариты, конфигурация и оформление колонн и пилястр;
7) люстры и светильники;

14) мебель зрительской группы помещений.

По закону (подпункт 2 пункта 1 статьи 47.3 Федерального закона «Об объектах культурного наследия (памятниках истории и культуры) народов Российской Федерации») театр не имеет права проводить работы, изменяющие предмет охраны объекта культурного наследия. Но ровно это и случилось: посмотрите фотографии «до» (раз и два) и «после».

Когда в августе 2015 года стало известно, что в здании идёт ремонт, в это с трудом верилось. Но люди, побывавшие внутри, сфотографировали происходящее там, и вскоре это стало достоянием общественности. В том числе благодаря одному сюжету, показанному по местному телевидению. После него Управление по государственной охране объектов культурного наследия по Новосибирской области чуть ли не в тот же день пришло в театр с проверкой. И, естественно, обнаружило незаконный ремонт. В тот же день появилось предписание о прекращении незаконных работ. И что бы вы думали? Работы продолжились.

Управление впоследствии, кажется где-то в ноябре 2015 года, приходило в театр с прокуратурой. Примерно тогда же появилось ещё одно его предписание: вернуть театр в исходное состояние к 1 сентября 2016 года. И что бы вы думали?..

Суд пришёл к выводу, что всё это безобразие случилось по инициативе директора, который выступал заказчиком незаконных работ.

О том, что незаконные работы не просто продолжаются, но ещё и угрожают безопасности (здание может рухнуть!), стало известно в марте 2016 года, когда:
1) уже было получено первое предписание — о прекращении незаконных работ;
2) уже было получено второе предписание — о возвращении театра в исходный вид;
3) производство по делу об административном правонарушении было возбуждено, а само дело было назначено к рассмотрению (но рассмотрено оно ещё не было).

Дело в том, что в концертном зале начали делать амфитеатр (и, попутно, меняют внутренний дизайн). Для этих целей туда занесли металлические конструкции, эдакие каркасы. А колонны, на которых он находится, и фундамент под ними не рассчитаны на такую нагрузку. По крайней мере, про то, что по этой причине никаких работ по «утяжелению» концертного зала не производилось, я слышал; а про то, что безопасности из-за этих, конкретных работ ничего не угрожает, не слышал. Потому что, скорее всего, никто соответствующую экспертизу не проводил. Ещё раз: здание оперного театра может рухнуть.

Поэтому пока туда ходить не рекомендуется. И вообще я бы посоветовал воздержаться от его посещения, пока учреждение возглавляет Владимир Кехман.

Ранее Ctrl + ↓