2 заметки с тегом

выборы-2018

Про «забастовку избирателей» и легитимность власти

Не буду скрывать: «забастовка избирателей» мне кажется глупой идеей. Но отдельные аргументы её сторонников мне всё время не давали покоя. Пожалуй, главный из них — если бы явка была безразлична власти, она бы так не старалась её поднять. Логично. Выглядит правдоподобно.

Но этого мало. Если власти нужна высокая явка, значит она принесёт ей какую-то пользу. Сторонники бойкота говорят: да, и польза эта — легитимность. Но нет, это же полная чушь. Сергей Собянин победил на выборах, куда пришло всего 32 % избирателей, и прекрасно мэрствует в Москве. Артур Парфёнчиков в 2017 году избрался вообще при явке в 28 %, и ничего. Да и просто вдумайтесь: «поддержка кандидата путём явки на выборы». Даже звучит бредово. А что если придут только противники этого кандидата и 100 % голосов распределятся между его оппонентами? Ничего себе поддержка. Физически можно, конечно, «подкрутить» голоса, но только в определённых пределах.

И вот сегодня я, кажется, понял.

Легитимность власти — это ведь оценка, которую ей дают избиратели. Мы с вами. Поэтому самих себя и нужно спрашивать, что по-настоящему важно для признания (непризнания) её легитимной. Я задал этот вопрос внутреннему избирателю и почти тут же нашёл ответ — настолько очевидный, настолько убедительно объясняющий всё происходящее вокруг, что даже удивительно, как не пришёл к нему раньше.

Самое важное для легитимности — абсолютное число голосов. Оно не обязательно должно быть больше 50 % от числа избирателей. Но, скажем, 22 миллиона из 110 — пожалуй, маловато. (На всенародную поддержку точно не тянет.) А если явка составит 20 %, то больше при всём желании не получится. На региональных и муниципальных выборах, как правило, нет необходимости доказывать, что имярек — народный избранник. На президентских такая необходимость есть, потому что других аргументов за продолжение нынешнего политического курса нет.

При этом, по регулярным опросам ВЦИОМа, за Путина — 69–70 %. Да что там, даже ФБК в январе прочил ему 78 %. И вот при таких вводных поставьте себя на место действующей власти, которая, вероятно, хочет сохранить своё положение. Когда вам будет важно, придут эти протестные 30 % или нет? В единственном случае — при неявке лояльного вам электората. Поэтому надо всеми силами призвать его прийти. Тогда он покажет, что существует и поддерживает именно «нужного» кандидата. И обеспечит (своей явкой и «правильным» голосованием) пресловутую легитимность. А если явятся противники власти, задавят их своей численностью.

Тут появляется Алексей Навальный и говорит: «Ах так? Власть хочет, чтобы мы пошли на выборы? Давайте назло ей не пойдём!» Ну окей. Те, кто поддерживают Путина, всё равно проголосуют. (А чтобы до этих людей не добралась агитация сторонников «бойкота избирателей», последним будут создавать максимальные сложности в распространении своих идей, особенно в офлайне. И создают.) То есть легитимность всё равно будет иметь место. А те, кто не поддерживают Путина, не придут. Тогда за него будет не ожидаемые 70 % голосов, а все 100 %. Кому от этого хуже?

Тем, кто будет жить шесть лет при этом режиме, вот кому.

Кстати, ещё неизвестно, насколько репрезентативны результаты этих соцопросов. Ведь электоральное поведение меняется очень быстро. По моим ощущениям, за продолжение нынешнего курса — меньшинство. Вполне допускаю, что если бы все убеждённые в бесполезности выборов пришли и проголосовали бы за любого кандидата, кроме действующего президента, или за наиболее близкого им по взглядам, или даже просто испортили бюллетень, то это изменило бы Россию в лучшую сторону. Но они уверены, что за них всё решили, и не ходят. И поэтому за них всё и решают. На каждых выборах. Решают те избиратели (в том числе из России 2 Сергея Шпилькина), которые голосуют.

Самое обидное, что проголосовать — это ведь не подарить квартиру или отдать кому-нибудь почку. Проголосовать не сильно сложнее, чем приготовить себе завтрак (хотя это смотря какой), и уж точно проще, чем три месяца активно призывать игнорировать выборы, а вот пользы от этого может быть намного больше. Но тут появляются какие-то высокопарные мотивы в духе «поддерживать этот балаган ниже моего достоинства», и всё опять летит к чертям.

Вообразите себе Россию, где 100 % (от явившихся, разумеется) за Путина. Вы представляете, что это будет за жесть? Не совершайте эту ошибку, не приближайте такой результат. Одуматься ещё не поздно.

16 марта   выборы   выборы-2018   мысли   политика

Почему «забастовка избирателей» — глупая идея

25 декабря ЦИК России отказалась признавать Алексея Навального кандидатом в президенты.

Точнее говоря, отказалась регистрировать группу избирателей, созданную для поддержки самовыдвижения кандидата на должность Президента Российской Федерации Алексея Анатольевича Навального. Если бы её зарегистрировали, кандидатом имярек автоматически бы не стал — сначала нужно было собрать 300 тысяч подписей в поддержку его выдвижения. У нас дурацкое избирательное законодательство.

После этого Алексей призвал присоединяться к «забастовке избирателей». Её суть в том, чтобы прийти на избирательные участки, но не голосовать, а считать явку избирателей. Плюс к этому — призывать других сделать то же и потом не признавать выборов президента, их результатов и власть.

Вот видео, где он это говорит:

Считать явку избирателей — идея хорошая, даже полезная, а вот не голосовать в знак протеста — плохая. Потому что она сводится к формуле «отдать свой голос фавориту, чтобы фаворит не победил на выборах». По-моему, это глупо.

Адекватная стратегия протеста должна быть основана на том, как именно считается победитель. Об этом написано в части 3 статьи 76 закона о выборах президента:

Избранным считается зарегистрированный кандидат, который получил более половины голосов избирателей, принявших участие в голосовании. Число избирателей, принявших участие в голосовании, определяется по числу избирательных бюллетеней установленной формы, обнаруженных в ящиках для голосования.

То есть нормальная протестная стратегия на выборах президента может сводиться либо к голосованию за другого кандидата (конкретного или любого другого), либо к превращению бюллетеней в недействительные, либо к сочетанию этих двух стратегий. Все они ведут ко второму туру (это называется «повторное голосование», ему посвящена статья 77 закона о выборах президента):

Если в избирательный бюллетень было включено более двух зарегистрированных кандидатов и ни один из них по результатам общих выборов не был избран на должность Президента Российской Федерации, Центральная избирательная комиссия Российской Федерации назначает повторное голосование на выборах Президента Российской Федерации по двум зарегистрированным кандидатам, получившим наибольшее число голосов избирателей.

Соответственно, голосование в первом туре за альтернативного кандидата или альтернативных кандидатов влияет на то, чьё имя попадёт в бюллетень во втором. Поэтому такая стратегия, наверное, должна быть предпочтительной.

А непризнание власти, если оно не исчерпывается судами, митингами и громкими заголовками в СМИ, — вообще довольно опасная штука.

2017   выборы   выборы-2018   мысли   политика