22 заметки с тегом

политика

Интересные видео, попавшие на глаза 4 сентября

4 сентября дорвался до Ютуба и нашёл несколько любопытных видео.

  1. «Редакция» выпустила крутой репортаж про психологию насилия. Вопреки своим обычным правилам, в конце Алексей Пивоваров всё же пришёл к выводу, а не оставил эту роль зрителю. По мнению Алексея, даже если среда подталкивает к переходу на сторону зла, в случае выбора этой стороны виноват сам перешедший, а не среда.
  2. Топлес выпустил несколько поверхностное, но хорошее видео про проблемы дорожного движения. Многим до сих пор неочевидно, что расширение дорог только увеличивает пробки и что главный способ борьбы со смертями в ДТП — это снижение скорости до 30 километров в час в тех местах, где могут пересекаться пути пешехода и автомобиля. Возможно, этот ролик убедит, хотя там, к сожалению, очень мало об этом.
  3. Леонид Волков весьма убедительно объяснил, почему не будет новых 90-х. А недавно Максим Кац рассказал про то, как белорусское телевидение переняло приёмы российской телепропаганды. Про «лихие девяностые» и мнимость угрозы их возврата там тоже немного было (c 26:39).
  4. Про то, как всё-таки правильно: Беларусь или Белоруссия, очень хорошо ответила Марина Королёва.

Одобряю, но не доверяю

Хм. В последнем политическом опросе ВЦИОМа есть такие вопросы, и люди отвечают на них так.

1. Вы в целом одобряете или не одобряете деятельность Президента Российской Федерации?
Одобряют 62,1 %
Не одобряют 28,4 %
(Ещё 9,5 %, видимо, не определились.)

2. Кому из политиков вы доверяете, а кому не доверили бы решение важных государственных вопросов?
Владимиру Путину доверяют 33,4 %; не доверяют — 6,7 %.

То есть число тех, кто одобряет деятельность президента, в два раза превышает число тех, кто доверил бы ему решение важных государственных вопросов. Число тех, кто не одобряет, в четыре раза меньше тех, кто не доверяет.

С Дмитрием Медведевым похожая ситуация, только разброс обратный. Деятельность премьер-министра одобряют 35 %, не одобряют 49,6 %. Куда-то, вероятно в неопределившихся, потерялись 15,4 %. А доверяют ему 8,3 %, не доверяют — 23,8 %.

35 и 8,3 — разница уже не в два, а в четыре раза. 49,6 и 23,8 — наоборот, не в четыре, а в два.

Но это ведь одни и те же люди. Интересно, почему они дают такие противоречивые ответы? Что происходит у них в головах?

2019   наблюдение   общество   политика

Референдум о повышении пенсионного возраста

Факты

17 июля инициативная группа представителей КПРФ начала готовить референдум о повышении пенсионного возраста. Вернее, о неповышении. Точная формулировка вопроса, который она хотела вынести на голосование, — согласны ли вы с тем, что в Российской Федерации возраст, дающий право на назначение страховой пенсии по старости, повышаться не должен?

27 июля ЦИК России признала, что поставленный таким образом вопрос не соответствует закону. Проект заключения, в котором обосновывается, почему, и проект постановления об утверждении этого заключения можно посмотреть здесь. В итоге за него проголосовало 11 из 15 членов комиссии.

Почему ЦИК России принял такое, антинародное решение?

На самом деле, никакое оно не антинародное. Формулировка и правда неудачная.

Вот что написано в заключении:

Предлагаемый для вынесения на референдум Российской Федерации вопрос включает в себя формулировку «возраст, дающий право на назначение страховой пенсии по старости» и не содержит при этом какой-либо иной относящейся к данной формулировке характеристики, которая бы с достаточной степенью конкретизировала её содержание для участников референдума. Это относится как к отсутствию указания на определённый возраст, так и к отсутствию определения указанного в вопросе вида пенсии в смысле положений статьи 39 Конституции Российской Федерации.

В частности, создаётся явная неопределённость в отношении содержания предложенного инициаторами для вынесения на референдум вопроса в случае изменения его правового регулирования в ходе реализации инициативы референдума по предлагаемому вопросу.

В общем, в смысле определённости у ЦИК России два замечания:
1) не написано, что имеется в виду государственная пенсия (см. часть вторую статьи 39 конституции);
2) непонятно, о каком возрасте идёт речь.

И если первое небесспорно, то вот со вторым абсолютно согласен. То же самое, только другими словами, я написал 23 июля, когда только узнал об этой инициативе:

Если он состоится, то, вполне возможно, после подписания закона о повышении пенсионного возраста. И, в полном соответствии с решением референдума, больше этот возраст повышать не будут.

Комиссия сделала шаг дальше и спросила, что в этом случае будут иметь в виду избиратели: не повышать относительно нынешнего? или относительно возраста, который будет установлен на тот момент?

Что делать?

Исправить ошибки.

Вот почти тот же вопрос, что предложила КПРФ, только исключающий всякую неопределённость:
«Согласны ли вы с тем, что в Российской Федерации возраст, дающий право на назначение государственной страховой пенсии по старости (60 лет для мужчин, 55 лет для женщин), не должен повышаться?»

Но идиллию портит слово «повышаться». Если ко дню, когда граждане будут голосовать за или против, возраст уже будет повышен, то такая формулировка утратит смысл.

Поэтому лучше так:
«Согласны ли вы с тем, что в Российской Федерации возраст, дающий право на назначение государственной страховой пенсии по старости, не должен быть выше 60 лет для мужчин и выше 55 лет для женщин?»

Если референдум с таким вопросом состоится и большинство проголосует за, то он автоматически отменит все федеральные законы, которые ему противоречат, и повысить пенсионный возраст можно будет только новым решением референдума.

А ещё лучше…

Вообще с этой формой демократии у нас беда. «Медуза» коротко объясняла этот феномен:

Чтобы провести федеральный референдум, нужно собрать инициативную группу, в которую должны входить региональные подгруппы, созданные более чем в половине субъектов страны. И в каждой такой подгруппе должно быть не меньше 100 человек. Организаторы должны собрать в поддержку референдума не меньше двух миллионов подписей. При этом подписи должны распределяться по субъектам равномерно — не более 50 тысяч подписей на субъект. Если проголосует меньше половины зарегистрированных избирателей, голосование признают несостоявшимся.

К сожалению, всё верно: посмотрите нормы профильного федерального закона о том, как граждане должны готовить референдум и собирать подписи в поддержку его выдвижения. Представляете, какой ужас? А ведь есть ещё вопросы, которые вообще не могут решаться в таком порядке.

А что если на тот же самый референдум, о пенсионном возрасте, вынести вопросы об упрощении процедуры последующих референдумов? Тогда любое идиотское решение власти можно будет (относительно) легко отменить.

Кто-нибудь возразит: но ведь бюджетные расходы! Да, верно. Но тут всё просто: если Госдума с Советом Федерации, правительство и президент будут решать реальные проблемы россиян, а не создавать новые, то таким образом бюджетные деньги они сэкономят.

Идеальный бюллетень для голосования

1. Согласны ли вы с тем, что в Российской Федерации возраст, дающий право на назначение государственной страховой пенсии по старости, не должен быть выше 60 лет для мужчин и выше 55 лет для женщин?

2. Согласны ли вы с тем, чтобы при реализации гражданами Российской Федерации инициативы по проведению референдума Российской Федерации инициативная группа по его проведению могла состоять из одной или нескольких региональных подгрупп численностью не менее 50 человек каждая?

3. Согласны ли вы с тем, чтобы нотариальное удостоверение подписей в протоколе регистрации на собрании региональной подгруппы инициативной группы по проведению референдума Российской Федерации не являлось обязательным?

4. Согласны ли вы с тем, чтобы исключить из порядка реализации инициативы по проведению референдума Российской Федерации, принадлежащей гражданам Российской Федерации, сбор подписей в поддержку инициативы его проведения?

Я бы ещё добавил туда такие вопросы:

  1. Согласны ли вы с тем, чтобы на референдум Российской Федерации могли выноситься вопросы, отнесённые Конституцией Российской Федерации и (или) федеральными конституционными законами к исключительной компетенции федеральных органов государственной власти?
  2. Согласны ли вы с тем, чтобы на референдум Российской Федерации могли выноситься вопросы о досрочном прекращении полномочий Президента Российской Федерации и (или) Государственной Думы Федерального Собрания Российской Федерации?
  3. Согласны ли вы с тем, чтобы на референдум Российской Федерации могли выноситься вопросы о досрочном прекращении полномочий депутата или депутатов Государственной Думы Федерального Собрания Российской Федерации?

Про «забастовку избирателей» и легитимность власти

Не буду скрывать: «забастовка избирателей» мне кажется глупой идеей. Но отдельные аргументы её сторонников мне всё время не давали покоя. Пожалуй, главный из них — если бы явка была безразлична власти, она бы так не старалась её поднять. Логично. Выглядит правдоподобно.

Но этого мало. Если власти нужна высокая явка, значит она принесёт ей какую-то пользу. Сторонники бойкота говорят: да, и польза эта — легитимность. Но нет, это же полная чушь. Сергей Собянин победил на выборах, куда пришло всего 32 % избирателей, и прекрасно мэрствует в Москве. Артур Парфёнчиков в 2017 году избрался вообще при явке в 28 %, и ничего. Да и просто вдумайтесь: «поддержка кандидата путём явки на выборы». Даже звучит бредово. А что если придут только противники этого кандидата и 100 % голосов распределятся между его оппонентами? Ничего себе поддержка. Физически можно, конечно, «подкрутить» голоса, но только в определённых пределах.

И вот сегодня я, кажется, понял.

Легитимность власти — это ведь оценка, которую ей дают избиратели. Мы с вами. Поэтому самих себя и нужно спрашивать, что по-настоящему важно для признания (непризнания) её легитимной. Я задал этот вопрос внутреннему избирателю и почти тут же нашёл ответ — настолько очевидный, настолько убедительно объясняющий всё происходящее вокруг, что даже удивительно, как не пришёл к нему раньше.

Самое важное для легитимности — абсолютное число голосов. Оно не обязательно должно быть больше 50 % от числа избирателей. Но, скажем, 22 миллиона из 110 — пожалуй, маловато. (На всенародную поддержку точно не тянет.) А если явка составит 20 %, то больше при всём желании не получится. На региональных и муниципальных выборах, как правило, нет необходимости доказывать, что имярек — народный избранник. На президентских такая необходимость есть, потому что других аргументов за продолжение нынешнего политического курса нет.

При этом, по регулярным опросам ВЦИОМа, за Путина — 69–70 %. Да что там, даже ФБК в январе прочил ему 78 %. И вот при таких вводных поставьте себя на место действующей власти, которая, вероятно, хочет сохранить своё положение. Когда вам будет важно, придут эти протестные 30 % или нет? В единственном случае — при неявке лояльного вам электората. Поэтому надо всеми силами призвать его прийти. Тогда он покажет, что существует и поддерживает именно «нужного» кандидата. И обеспечит (своей явкой и «правильным» голосованием) пресловутую легитимность. А если явятся противники власти, задавит их своей численностью.

Тут появляется Алексей Навальный и говорит: «Ах так? Власть хочет, чтобы мы пошли на выборы? Давайте назло ей не пойдём!» Ну окей. Те, кто поддерживают Путина, всё равно проголосуют. (А чтобы до этих людей не добралась агитация сторонников «бойкота избирателей», последним будут создавать максимальные сложности в распространении своих идей, особенно в офлайне. И создают.) То есть легитимность всё равно будет иметь место. А те, кто не поддерживают Путина, не придут. Тогда за него будет не ожидаемые 70 % голосов, а все 100 %. Кому от этого хуже?

Тем, кто будет жить шесть лет при этом режиме, вот кому.

Кстати, ещё неизвестно, насколько репрезентативны результаты этих соцопросов. Ведь электоральное поведение меняется очень быстро. По моим ощущениям, за продолжение нынешнего курса — меньшинство. Вполне допускаю, что если бы все убеждённые в бесполезности выборов пришли и проголосовали бы за любого кандидата, кроме действующего президента, или за наиболее близкого им по взглядам, или даже просто испортили бюллетень, то это изменило бы Россию в лучшую сторону. Но они уверены, что за них всё решили, и не ходят. И поэтому за них всё и решают. На каждых выборах. Решают те избиратели (в том числе из России 2 Сергея Шпилькина), которые голосуют.

Самое обидное, что проголосовать — это ведь не подарить квартиру или отдать кому-нибудь почку. Проголосовать не сильно сложнее, чем приготовить себе завтрак (хотя это смотря какой), и уж точно проще, чем три месяца активно призывать игнорировать выборы, а вот пользы от этого может быть намного больше. Но тут появляются какие-то высокопарные мотивы в духе «поддерживать этот балаган ниже моего достоинства», и всё опять летит к чертям.

Вообразите себе Россию, где 100 % (от явившихся, разумеется) за Путина. Вы представляете, что это будет за жесть? Не совершайте эту ошибку, не приближайте такой результат. Одуматься ещё не поздно.

2018   выборы   выборы-2018   мысли   политика

Почему «забастовка избирателей» — глупая идея

25 декабря ЦИК России отказалась признавать Алексея Навального кандидатом в президенты.

Точнее говоря, отказалась регистрировать группу избирателей, созданную для поддержки самовыдвижения кандидата на должность Президента Российской Федерации Алексея Анатольевича Навального. Если бы её зарегистрировали, кандидатом имярек автоматически бы не стал — сначала нужно было собрать 300 тысяч подписей в поддержку его выдвижения. У нас дурацкое избирательное законодательство.

После этого Алексей призвал присоединяться к «забастовке избирателей». Её суть в том, чтобы прийти на избирательные участки, но не голосовать, а считать явку избирателей. Плюс к этому — призывать других сделать то же и потом не признавать выборов президента, их результатов и власть.

Вот видео, где он это говорит:

Считать явку избирателей — идея хорошая, даже полезная, а вот не голосовать в знак протеста — плохая. Потому что она сводится к формуле «отдать свой голос фавориту, чтобы фаворит не победил на выборах». По-моему, это глупо.

Адекватная стратегия протеста должна быть основана на том, как именно считается победитель. Об этом написано в части 3 статьи 76 закона о выборах президента:

Избранным считается зарегистрированный кандидат, который получил более половины голосов избирателей, принявших участие в голосовании. Число избирателей, принявших участие в голосовании, определяется по числу избирательных бюллетеней установленной формы, обнаруженных в ящиках для голосования.

То есть нормальная протестная стратегия на выборах президента может сводиться либо к голосованию за другого кандидата (конкретного или любого другого), либо к превращению бюллетеней в недействительные, либо к сочетанию этих двух стратегий. Все они ведут ко второму туру (это называется «повторное голосование», ему посвящена статья 77 закона о выборах президента):

Если в избирательный бюллетень было включено более двух зарегистрированных кандидатов и ни один из них по результатам общих выборов не был избран на должность Президента Российской Федерации, Центральная избирательная комиссия Российской Федерации назначает повторное голосование на выборах Президента Российской Федерации по двум зарегистрированным кандидатам, получившим наибольшее число голосов избирателей.

Соответственно, голосование в первом туре за альтернативного кандидата или альтернативных кандидатов влияет на то, чьё имя попадёт в бюллетень во втором. Поэтому такая стратегия, наверное, должна быть предпочтительной.

А непризнание власти, если оно не исчерпывается судами, митингами и громкими заголовками в СМИ, — вообще довольно опасная штука.

2017   выборы   выборы-2018   мысли   политика

Важный день

Недавно один из моих близких родственников сказал, что мечтает о социализме и о том, «чтобы Америка нас боялась». Сначала я ужаснулся, а потом выяснилось, что этот родственник просто прочитал одну книжку соответствующей направленности. Хорошо, что после этого удалось вернуть человека в русло здравомыслия.

Так вот что я хочу сказать, господа.

Америка, Украина, Турция, Сирия… Вы просто посмотрите вокруг. Наверняка есть какие-то повседневные вещи, которые вам не нравятся или не нравились раньше. Первые до сих пор остались, вторые — исчезли. И посмотрите, что делает федеральная власть (если это её вопрос, конечно) для решения первых проблем, каков её вклад в решение вторых.

И после этого вы сможете сделать выбор: подтвердить своим голосом доверие одной из существующих парламентских партий или ясно показать власти, что конкретно ваши проблемы она не решает. Ну, впрочем, доверие власти вы можете выразить и другим образом: просто не идя на выборы, или испортив (унеся с собой) бюллетени для голосования. Неважно, как вы это мотивируете; де-факто это будет формой поддержки действующей власти.

Если все проголосуют именно так, у нас будет та Государственная Дума, которая — как и должно быть — состоит из представителей населения.

2016   выборы   выборы-2016   политика

Скандал в духе Lifenews внутри оппозиции

Я сижу смотрю на это и немного офигеваю. И не могу отрефлексировать, почему продолжаю смотреть.

1 июня на телеканале «Дождь» была прямая линия с Алексеем Навальным. Алексей, отвечая на один из вопросов (Максим Кац, заместитель начальника штаба Навального на выборах мэра Москвы в 2013 году, поинтересовался, почему после завершения предвыборной кампании его стали игнорить, а за спиной говорить всякие гадости), сказал:

Опыт… взаимодействия с ним [Максимом Кацем] говорит о том, что он человек непорядочный и, в общем-то говоря, просто проходимец.

По закону (статья 46 Федерального закона «О средствах массовой информации»), если в СМИ распространены сведения, не соответствующие действительности либо ущемляющие права и законные интересы гражданина, то он имеет право на ответ. Максим воспользовался этим правом и сказал, что обвинения Алексея совершенно голословны.

Перед этим и после этого он написал ещё две заметки в своём блоге. Общий смысл их примерно такой же: я хороший, а меня в чём-то обвиняют, и в чём именно, непонятно.

Где-то в это же время выходит жуткий (с точки зрения этики) материал в блоге Ильи Варламова. Из него следует, что во всём виноват конфликт на личной почве между Максимом Кацем (напомню, заместителем начальника штаба Алексея Навального на мэрских выборах 2013 года в Москве) и Леонидом Волковым (начальником штаба).

Таким образом, в истории оказывается третий человек. По этой причине в своём фейсбуке он подробно отвечает на вопрос, почему он и другие сторонники Навального считают Каца непорядчным человеком. Для этого обнаруживаются две причины.

Первая:

в последние недели работы штаба Максим не занимался почти ничем, кроме того, что плёл большую интригу с целью смещения меня с поста начальника штаба и получения контроля над всей кампанией, а не только своим участком…

Вторая:

в последнюю неделю работы штаба, когда стало ясно, что у нас есть все шансы зацепиться за второй тур, мы много совещались всем руководством штаба о возможных сценариях развития событий и наших действиях… помню, что обсуждался вариант в духе «прийти в Мосгоризбирком [в случае фальсификаций] и отказаться уходить до пересчёта голосов»; в ответ на это Максим заявил, что не приемлет даже обсуждения таких сценариев в штабе и будет вынужден немедленно сообщить в правоохранительные органы о том, что мы «готовим противоправные действия»

Под заметкой Волкова меньше чем за сутки появляется 150+ комментариев. Многие из них (по-моему, большинство) — это предложение игнорить (в лучшем случае) Максима или возмущение тем, что это не сделано. Причём кто-то из возмущающихся признаётся в том, что не смог работать в штабе из-за Каца. Но есть и комментарии, выражающие критическое отношение к написанному. Есть вопросы. Леонид на них постепенно отвечает. Вроде, был факт исчезновения комментариев.

Адовость в том, что:
1) всё это происходит реальных политических и околополитических событий;
2) скоро (всего через 4 месяца!) выборы в Государственную Думу, а оппозиция вместо того, чтобы объединяться, под нелепейшими предлогами дробится (ни одна из версий, объясняющих игнор-конфликт, не вызывает доверия).

На это больно смотреть. Но почему-то я смотреть продолжаю. Отвык от телевизора и мыльных опер, а тут вот… Там, кажется, всегда хэппи энд, может и тут случится именно он?..

P. S. от 3 июня 2016 года. Максим Кац ответил на заметку Леонида Волкова.

2016   наблюдение   политика

Конституционная реформа

Вчера в книжном магазине «Капиталъ» (в Новосибирске) дискутировали на тему, вынесенную в заголовок. Я был в числе зрителей. Но мы тоже, конечно, участвовали: вопросы, реплики. Видеосъёмки не было. Но и не страшно: важнее не содержание разговора (почти нулевое, если честно), а сам тот факт, что он состоялся.

И вопрос-то не праздный. Конституция — главный закон России. В частности, именно там содержатся положения о наиболее важных правах и обязанностях людей. При этом этот закон далёк от совершенства.

Например, можно ли менять преамбулу к Конституции? Добавлять в неё новые главы (скажем, десятую)? По идее, на этот вопрос должна отвечать одна из статей, входящих в главу 9 этого акта. Должна, но не отвечает. Кстати, про Конституционное Собрание (которое, вообще-то говоря, уполномочено будет принимать новую конституцию!) сказано издевательски мало: кем оно созывается и основные полномочия. Может ли, например, быть так, что в его состав входят только те, кто занимал должность Президента Российской Федерации? Вполне. Или, например: только сотрудники полиции, отработавшие (или отслужившие — это же государственная служба) на территории Чеченской Республики не менее 5 лет. Идём дальше. Почему статьи, касающиеся прокуратуры, содержатся в той же главе, что и регулирующие деятельность судебной власти? (Глава 7. И ладно хоть сейчас она называется «Судебная власть и прокуратура». В исходном варианте были только первые два слова.) Или вот. В части 1 статьи 11 написано: «Государственную власть в Российской Федерации осуществляют Президент Российской Федерации, Федеральное Собрание (Совет Федерации и Государственная Дума), Правительство Российской Федерации, суды Российской Федерации». Означает ли это, что та же прокуратура Российской Федерации или Счётная палата не осуществляют государственную власть? А что такое Центральная избирательная комиссия Российской Федерации? Следственный комитет Российской Федерации? В Конституции про них вообще ни слова. Означает ли это, что их создание не влечёт юридических последствий и можно вполне легально игнорировать их существование? Ну и так далее. Есть ещё более тонкие вопросы.

Но вопрос о реформе должен начинаться не с перечисления недостатков существующей Конституции, а немного с других тезисов. Они крайне важны в контексте именно этой темы. Давайте перейдём к ним.

Во-первых, демократия функционирует нормально, если есть несколько центров сил. Под центрами сил имеются в виду (если совсем-совсем грубо) те люди, которые могут сделать гадость другим людям (которые, в свою очередь, могут сделать гадость первым) — в идеале таким образом, что им за это ничего не будет. (На самом деле, сила может быть и «позитивной», то есть состоять в возможности предоставить или не предоставить некое благо. Но «негативная» всё-таки ярче.)

Например, работники могут устроить забастовку — тогда работодатель, чтобы не терять прибыль, вынужден будет пойти на уступки. А для систематической защиты прав и вовсе может быть создан профсоюз («первичная профсоюзная организация»), который опасен тем, что (1) заведомо более организован и при этом (2) может устроить забастовку, если что-то не так. По некоторым решениям работодателя профсоюз также обладает правом совещательного голоса, а по некоторым — правом решающего (то есть может наложить «вето»), и за соблюдением этого следят Трудинспекция, прокуратура и суды. (То есть просто игнорировать это не получится.) В свою очередь, работодатель тоже обладает некоторыми возможностями и правомочиями в отношении работников. И эта взаимная способность создавать друг другу неприятности вынуждает договариваться. А значит, учитывать интересы всех.

К слову, нечто подобное может встречаться в отношениях между двумя людьми. Вот, к примеру, замечательная Оксана Пашина поделилась своей историей из жизни:
«Яся на всю маршрутку: „А помнишь, как ты хотела взорвать дом?“
Я: „Что???“
Яся: „Ну да, ты ещё сказала, что одной бомбы будет мало, надо… четыре!“
Вся маршрутка на меня внимательно посмотрела. Яся радостно расхохоталась. И добавила: „А потом прилетел дракон, дохнул огнём и дом сгорел!“».

«Опасно, — сетует в конце Оксана, — иметь ребёнка с богатым воображением».

Модель «избиратели — избираемые» строится по похожему принципу. Главная сила первых — в их количестве (при условии обязательности проведения выборов). Тот, кто, будучи избранным, работает плохо, не будет выбран в следующий раз (а в симметричных демократиях и вовсе может быть досрочно отозван). Собственно, вот и всё. Других инструментов по существу нет. (Вооружённый захват власти мы не рассматриваем. Хотя не исключаю, что его угроза есть инструмент в том смысле, что власть опасается такой возможности.) Скажем, публичные мероприятия намекают на массовость, которая может проявиться на выборах (или, если мы предполагаем, что власть боится вооружённого переворота — в таком перевороте). Поэтому большинство из них проходит не бесполезно и хоть что-то хорошее в заявленной проблеме решается.

Во-вторых, ни один закон (и Конституция тоже) не работает сам по себе. Этим занимаются люди. Которые либо соблюдают его (по внутреннему ли убеждению, или же из страха наказания — порой это неважно), либо не соблюдают. Если выполнение закона связано с какими-то сложностями, а за невыполнение ничего плохого не случится (или если за выполнение будет ещё хуже, чем за невыполнение), то, скорее всего, он будет нарушаться. Это элементарная психология.

Например, убийство. Потому ли мы его не совершаем, что это запрещено Уголовным кодексом Российской Федерации? или всё-таки есть более глубокие и веские причины? Но при этом чем руководствуются водители, которые послушно стоят, пока горит красный сигнал светофора? Казалось бы, ну несколько метров, пешеходов нет, машин нет — что ты стоишь-то? Нет, Правила дорожного движения запрещают. Зато большинство организаций (а не все ли?) откровенно или не очень — но плюёт на законодательство в области персональных данных. Одна из причин в том, что соблюдать дорого, а за нарушение максимальный штраф — 10 тысяч рублей (а для индивидуальных предпринимателей — вообще 1 тысяча рублей).

Так вот и госслужащие ведут себя так же. Поэтому…

Чтобы Конституция «работала» (вне зависимости от того, в какой степени это имеет место сейчас), необходимо, чтобы отдельные люди и общество в целом:
1) хотели её соблюдения,
2) знали, какими способами они могут требовать этого, и
3) готовы были такие способы претворять в жизнь.

На мой взгляд, у нас проблемы с первым. Людям плевать на этот документ, потому что они не воспринимают его как нечто, имеющее отношение к ним. Горячая вода и трубы, по которым она течёт, доро́ги и цены в магазинах — они вот тут, под носом. А Конституция — она, кажется, где-то там, далеко.

Но Солнце, знаете ли, тоже в 150 000 000 (в ста пятидесяти миллионах!) километров от Земли. Однако днём оно всё время рядом с нами. А не будь его — возникла бы вообще жизнь на планете? Была бы она, планета?

Выражу ту же мысль менее образно. Абсолютно все нормативные акты, которые действуют сегодня в России, берут своё начало именно в Конституции. За исключением тех конституционных норм, которые в силу своей отвлечённости не могут быть применены к конкретному человеку, она работает идеально. Например, статья 81 гласит, что ни одно лицо не может занимать должность Президента Российской Федерации больше двух сроков подряд. С 1993 года — ни одного нарушения. А вот если нет… Например, статья 2: «Человек, его права и свободы являются высшей ценностью. Признание, соблюдение и защита прав и свобод человека и гражданина — обязанность государства». Эта норма сегодня скорее «не работает». При этом, скажите, судья, вынося обвинительный приговор, или президент, подписывающий федеральный закон, в этот самый момент соблюдает эту обязанность или нет? а если да, то в какой части? Трудно сказать. Но означает ли это, что они освобождены от её исполнения? Ни в коем случае. И вот в этом-то месте и должен появиться гражданин, который (1) знает, что данная статья про него, и хочет, чтобы так и было (чтобы его права и свободы были высшей ценностью); (2) знает, как нужно потребовать выполнения этой нормы, и (3) требует. А его, такого гражданина, нет. Ну разве что в порядке исключения (должны же из каждого правила быть исключения).

Поэтому главная работа — её предстоит выполнять юристам и учителям, родителям и всем-всем-всем причастным: разъяснять. Не так, как сделал я в этом потоке сознания (как вы вообще досюда дочитали?), а наглядно показывать, что каждая статья Конституции имеет прямое отношение к тем самым ценам в магазине, качеству и стоимости коммунальных услуг, и так далее, и так далее, и так далее.

И только после этого, после того как мы научимся ценить Конституцию, уважать её, требовать соблюдения, мы должны осознать, чего в ней не хватает. А когда мы это осознаем, и имеет смысл возвращаться к вопросу о конституционной реформе.

2016   Конституция   мысли   политика   право

Смена власти извне

Возможно ли это вообще, в принципе?

Я сторонник более взвешенных взглядов, и авторы, придерживающиеся именно их, импонируют мне значительно больше, чем прочие. Один из таких людей — Екатерина Шульман. Она политолог, и как политолог — высказала такое суждение:

Одна страна может влиять на другую. Более того, все страны влияют друг на друга, находясь во взаимосвязи, определяемой в основном их экономическими отношениями. Для того чтобы влиять на другую страну существенным образом, нужно выполнить два условия. Надо быть ее соседом, надо быть крупнее ее по экономическому и военному потенциалу и надо быть ее преимущественным торговым и экономическим партнером. В этом случае ты, действительно, имеешь на нее влияние.

Но внутренние политические процессы, которые приводят к смене режима, к трансформации режима, к смене власти, объясняются внутренними политическими процессами. Это невозможно инспирировать извне.

С другой стороны, есть люди, утверждающие, что Евромайдан-2014 был организован США. Своим более-менее трезвым умом я понимаю, что все эти доказательства в своей совокупности не доказывают искомого тезиса, да и что даже каких-то веских причин для участия Штатов во внутриполитических украинских делах просто нет, что заставить людей рисковать собственными жизнями за деньги невозможно, так что неважно, сколько там денег было вбухано (если это вообще так).

Но возникает вопрос: а как вообще устроена власть? Какие механизмы должны заработать, чтобы человек самостоятельно отказался от своей высшей государственной должности, после чего на его место придут другие люди? Было бы интересно послушать ту же Екатерину Михайловну.

2015   мысли   политика

«Неизбежна и необходима»

Именно так Михаил Ходорковский сказал 9 декабря 2015 года про якобы грядущую революцию в России.

Цитирую его слова по расшифровке:

В стране создаются нелегитимные репрессивные законы, они принимаются нелегитимным парламентом по указке нелегитимного органа власти — администрации президента — и применяются зависимыми судами.
Они противоправны. Их необходимо саботировать по мере сил и возможностей.
Возвращение в правовое поле из такой ситуации называется революцией. Она неизбежна и необходима.
Революция — это хорошее слово.

Объективности ради, сразу после этих слов Михаил Борисович добавил, что «она может и должна быть мирной», и что сделать её мирной — «наша общая задача».

Между словами «неизбежна» и «необходима» есть огромная разница. Первое — прогноз. Второе — выражение отношения к такому прогнозу и, одновременно, призыв к его реализации. (Велика ли разница между «Революция [в России] необходима» и «Необходимо, чтобы в России произошла революция!»? А между «Необходимо, чтобы в России произошла революция!» и «Устройте революцию в России!»?)

Поэтому прокуратура, на мой взгляд, вполне правильно заинтересовалась этой речью и направила материалы её проверки в Следственный комитет Росии. Мне непонятно, почему г-н Ходорковский — достаточно умный для того, чтобы не допустить подобного высказывания по ошибке — всё же произнёс такие слова. Возможно, для того, чтобы потом большинство опять говорило, что это дело политическое. Но вот как раз здесь политики нет.

P. S. А вот ещё одна новость про него же, теперь от Следственного комитета России. Безусловно, важно узнать, что за такие неопровержимые доказательства получили правоохранители. Но я точно помню, как Владимир Путин, находясь то ли на президентском, то ли на правительственном посту, говорил, что у этого человека руки в крови (кажется, «по локоть в крови», но такой цитаты я найти не смог (только подтверждение её истинности); самое близкое — вот — «кровь на руках».) Сказав это, Путин не только нарушил закон, но и придал нынешнему обвинению политический окрас. Думаю, ЕСПЧ примет это во внимание.

2015   мысли   нарушение закона   политика
Ранее Ctrl + ↓